StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 155 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"And me, too!" said Porthos.
— И я тоже! — вскричал Портос.
"And me, too!" said Aramis.
— И я тоже! — проговорил Арамис.
"Well, if you will have the truth, and me, too!" said Athos.
— Открою вам правду: и я тоже, — признался Атос.
49 FATALITY
XIX
ЗЛОЙ РОК
Meantime Milady, drunk with passion, roaring on the deck like a lioness that has been embarked, had been tempted to throw herself into the sea that she might regain the coast, for she could not get rid of the thought that she had been insulted by d'Artagnan, threatened by Athos, and that she had quit France without being revenged on them.
Между тем миледи, вне себя от гнева, металась по палубе, точно разъяренная львица, которую погрузили на корабль; ей страстно хотелось броситься в море и вплавь вернуться на берег: она не могла примириться с мыслью, что д'Артаньян оскорбил ее, что Атос угрожал ей, а она покидает Францию, так и не отомстив им.
This idea soon became so insupportable to her that at the risk of whatever terrible consequences might result to herself from it, she implored the captain to put her on shore; but the captain, eager to escape from his false position—placed between French and English cruisers, like the bat between the mice and the birds—was in great haste to regain England, and positively refused to obey what he took for a woman's caprice, promising his passenger, who had been particularly recommended to him by the cardinal, to land her, if the sea and the French permitted him, at one of the ports of Brittany, either at Lorient or Brest.
Эта мысль вскоре стала для нее настолько невыносимой, что, пренебрегая опасностями, которым она могла подвергнуться, она принялась умолять капитана высадить ее на берег.
Но капитан, спешивший поскорее выйти из своего трудного положения между французскими и английскими военными кораблями — положения летучей мыши между крысами и птицами, — торопился добраться до берегов Англии и наотрез отказался подчиниться тому, что он считал женским капризом.
Впрочем, он обещал своей пассажирке, которую кардинал поручил его особому попечению, что высадит ее, если позволят море и французы, в одном из бретонских портов — в Лориане или в Бресте.
But the wind was contrary, the sea bad; they tacked and kept offshore.
Но ветер дул противный, море было бурное, и приходилось все время лавировать.
Nine days after leaving the Charente, pale with fatigue and vexation, Milady saw only the blue coasts of Finisterre appear.
Через девять дней после отплытия из Шаранты миледи, бледная от огорчения и неистовой злобы, увидела вдали только синеватые берега Финистера.
She calculated that to cross this corner of France and return to the cardinal it would take her at least three days.
Add another day for landing, and that would make four.
Add these four to the nine others, that would be thirteen days lost—thirteen days, during which so many important events might pass in London.
Она рассчитала, что для того, чтобы проехать из этого уголка Франции к кардиналу, ей понадобится по крайней мере три дня; прибавьте к ним еще день на высадку — это составит четыре дня; прибавьте эти четыре дня к девяти истекшим — получится тринадцать потерянных дней!
Тринадцать дней, в продолжение которых в Лондоне могло произойти столько важных событий!
She reflected likewise that the cardinal would be furious at her return, and consequently would be more disposed to listen to the complaints brought against her than to the accusations she brought against others.
Она подумала, что кардинал, несомненно, придет в ярость, если она вернется, и, следовательно, будет более склонен слушать жалобы других на нее, чем ее обвинения против кого-либо.
She allowed the vessel to pass Lorient and Brest without repeating her request to the captain, who, on his part, took care not to remind her of it.
Поэтому, когда судно проходило мимо Лориана и Бреста, она не настаивала больше, чтобы капитан ее высадил, а он, со своей стороны, умышленно не напоминал ей об этом.
Milady therefore continued her voyage, and on the very day that Planchet embarked at Portsmouth for France, the messenger of his Eminence entered the port in triumph.
Итак, миледи продолжала свой путь, и в тот самый день, когда Планше садился в Портсмуте на корабль, отплывавший во Францию, посланница его высокопреосвященства с торжеством входила в этот порт.
скачать в HTML/PDF
share