StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 178 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

Athos alone smiled, with a self-possessed, disdainful smile.
Один Атос улыбался властной, презрительной улыбкой.
When the cardinal was out of hearing and sight,
"That Grimaud kept bad watch!" cried Porthos, who had a great inclination to vent his ill-humor on somebody.
Когда кардинал отъехал на такое расстояние, что не мог ни слышать, ни видеть их, Портос, которому не терпелось сорвать на ком-нибудь свой гнев, вскричал:
Grimaud was about to reply to excuse himself.
— Этот болван Гримо поздно спохватился!
Athos lifted his finger, and Grimaud was silent.
Гримо хотел было что-то сказать в свое оправдание, но Атос поднял палец, и Гримо промолчал.
"Would you have given up the letter, Aramis?" said d'Artagnan.
— Вы бы отдали письмо, Арамис? — спросил д'Артаньян.
"I," said Aramis, in his most flutelike tone,
"I had made up my mind.
— Я принял такое решение, — отвечал Арамис самым приятным, нежным голосом. 
If he had insisted upon the letter being given up to him, I would have presented the letter to him with one hand, and with the other I would have run my sword through his body."
— Если б кардинал потребовал, я одной рукой вручил бы письмо, а другой проткнул бы его шпагой.
"I expected as much," said Athos; "and that was why I threw myself between you and him.
— Так я и думал, — сказал Атос. 
— Вот почему я вмешался в ваш разговор.
Indeed, this man is very much to blame for talking thus to other men; one would say he had never had to do with any but women and children."
Право, этот человек очень неосторожно поступает, разговаривая так с мужчинами.
Можно подумать, что ему приходилось иметь дело только с женщинами и детьми.
"My dear Athos, I admire you, but nevertheless we were in the wrong, after all."
— Любезный Атос, я восхищен вами, но в конце концов мы все-таки были неправы, — возразил д'Артаньян.
"How, in the wrong?" said Athos.
— Как — неправы! — возмутился Атос. 
"Whose, then, is the air we breathe?
— Кому принадлежит воздух, которым мы дышим?
Whose is the ocean upon which we look?
Океан, на который мы обращаем взоры?
Whose is the sand upon which we were reclining?
Песок, на котором мы лежали?
Whose is that letter of your mistress?
Кому принадлежит письмо вашей любовницы?
Do these belong to the cardinal?
Разве кардиналу?
Upon my honor, this man fancies the world belongs to him.
Клянусь честью, этот человек воображает, что он владеет всем миром!
There you stood, stammering, stupefied, annihilated.
One might have supposed the Bastille appeared before you, and that the gigantic Medusa had converted you into stone.
Вы стояли перед ним и что-то бормотали, ошеломленный, подавленный… Можно было подумать, что вам уже мерещится Бастилия и что гигантская Медуза собирается превратить вас в камень.
Is being in love conspiring?
You are in love with a woman whom the cardinal has caused to be shut up, and you wish to get her out of the hands of the cardinal.
Ну скажите, да разве быть влюбленным — значит составлять заговоры?
Вы влюблены в женщину, которую кардинал запрятал в тюрьму, и хотите вызволить ее из его рук.
That's a match you are playing with his Eminence; this letter is your game.
Вы ведете игру с его высокопреосвященством, это письмо — ваш козырь.
Why should you expose your game to your adversary?
Зачем вам показывать противнику ваши карты?
That is never done.
Это не принято.
Let him find it out if he can!
Пусть он их отгадывает, в добрый час!
We can find out his!"
Мы-то ведь отгадываем его игру!
"Well, that's all very sensible, Athos," said d'Artagnan.
— В самом деле, — согласился д'Артаньян, — все, что вы говорите, Атос, вполне справедливо.
"In that case, let there be no more question of what's past, and let Aramis resume the letter from his cousin where the cardinal interrupted him."
— В таком случае, ни слова больше о том, что сейчас произошло, и пусть Арамис продолжает читать письмо своей кузины с того места, на котором кардинал прервал его.
скачать в HTML/PDF
share