StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 213 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

To be a woman condemned to a painful and disgraceful punishment is no impediment to beauty, but it is an obstacle to the recovery of power.
Осуждение на унизительное, позорное наказание не лишает женщину красоты, но оно служит непреодолимым препятствием к достижению могущества вновь.
Like all persons of real genius, Milady knew what suited her nature and her means.
Как все по-настоящему одаренные люди, миледи отлично понимала, какая среда больше всего подходит к ее натуре, к ее природным данным.
Poverty was repugnant to her; degradation took away two-thirds of her greatness.
Бедность отталкивала ее, унижение отнимало у нее две трети величия.
Milady was only a queen while among queens.
The pleasure of satisfied pride was necessary to her domination.
Миледи была королевой лишь между королевами; для того чтобы властвовать, ей нужно было сознание удовлетворенной гордости.
To command inferior beings was rather a humiliation than a pleasure for her.
Повелевать низшими существами было для нее скорее унижением, чем удовольствием.
She should certainly return from her exile—she did not doubt that a single instant; but how long might this exile last?
Разумеется, она вернулась бы из своего изгнания, в этом она не сомневалась ни одной минуты, но сколько времени могло продолжаться это изгнание?
For an active, ambitious nature, like that of Milady, days not spent in climbing are inauspicious days.
What word, then, can be found to describe the days which they occupy in descending?
Для такой деятельной и властолюбивой натуры, как миледи, дни, когда человек не возвышается, казались злосчастными днями; какое же слово можно подыскать, чтобы назвать дни, когда человек катится вниз!
To lose a year, two years, three years, is to talk of an eternity; to return after the death or disgrace of the cardinal, perhaps; to return when d'Artagnan and his friends, happy and triumphant, should have received from the queen the reward they had well acquired by the services they had rendered her—these were devouring ideas that a woman like Milady could not endure.
Потерять год, два года, три года — значит потерять вечность; вернуться, когда д'Артаньян, вместе со своими друзьями, торжествующий и счастливый, уже получит от королевы заслуженную награду, — все это были такие мучительные мысли, которых не могла перенести женщина, подобная миледи.
For the rest, the storm which raged within her doubled her strength, and she would have burst the walls of her prison if her body had been able to take for a single instant the proportions of her mind.
Впрочем, бушевавшая в ней буря удваивала ее силы, и она была бы в состоянии сокрушить стены своей темницы, если бы хоть на мгновение физические ее возможности могли сравняться с умственными.
Then that which spurred her on additionally in the midst of all this was the remembrance of the cardinal.
Помимо всего этого, ее мучила мысль о кардинале.
What must the mistrustful, restless, suspicious cardinal think of her silence—the cardinal, not merely her only support, her only prop, her only protector at present, but still further, the principal instrument of her future fortune and vengeance?
Что должен был думать, чем мог себе объяснить ее молчание недоверчивый, беспокойный, подозрительный кардинал — кардинал, который был не только единственной ее опорой, единственной поддержкой и единственным покровителем в настоящем, но еще и главным орудием ее счастья и мщения в будущем?
She knew him; she knew that at her return from a fruitless journey it would be in vain to tell him of her imprisonment, in vain to enlarge upon the sufferings she had undergone.
The cardinal would reply, with the sarcastic calmness of the skeptic, strong at once by power and genius,
Она знала его, знала, что, вернувшись из безуспешного путешествия, она напрасно стала бы оправдываться заключением в тюрьме, напрасно стала бы расписывать перенесенные ею страдания; кардинал сказал бы ей в ответ с насмешливым спокойствием скептика, сильного как своей властью, так и своим умом:
скачать в HTML/PDF
share