StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 298 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

Planchet and Bazin came last.
Планше и Базен замыкали шествие.
The two lackeys conducted Milady to the bank of the river.
Слуги вели миледи к реке.
Her mouth was mute; but her eyes spoke with their inexpressible eloquence, supplicating by turns each of those on whom she looked.
Уста ее были безмолвны, но глаза говорили со свойственным им неизъяснимым красноречием, умоляя поочередно каждого, на кого она устремляла взгляд.
Being a few paces in advance she whispered to the lackeys,
Воспользовавшись тем, что она оказалась на несколько шагов впереди остальных, она сказала слугам:
"A thousand pistoles to each of you, if you will assist my escape; but if you deliver me up to your masters, I have near at hand avengers who will make you pay dearly for my death."
— Обещаю тысячу пистолей каждому из вас, если вы поможете мне бежать!
Но если вы предадите меня в руки ваших господ, то знайте: у меня есть здесь поблизости мстители, которые заставят вас дорого заплатить за мою жизнь!
Grimaud hesitated.
Mousqueton trembled in all his members.
Гримо колебался, Мушкетон дрожал всем телом.
Athos, who heard Milady's voice, came sharply up.
Lord de Winter did the same.
Атос, услыхавший голос миледи, быстро подошел; лорд Винтер последовал его примеру.
"Change these lackeys," said he; "she has spoken to them.
— Уберите этих слуг, — предложил он. 
They are no longer sure."
— Она что-то говорила им — на них уже нельзя полагаться.
Planchet and Bazin were called, and took the places of Grimaud and Mousqueton.
Атос подозвал Планше и Базена, и они сменили Гри-мо и Мушкетона.
On the bank of the river the executioner approached Milady, and bound her hands and feet.
Когда все пришли на берег реки, палач подошел к миледи и связал ей руки и ноги.
Then she broke the silence to cry out,
Тогда она нарушила молчание и воскликнула:
"You are cowards, miserable assassins—ten men combined to murder one woman.
— Вы трусы, вы жалкие убийцы!
Вас собралось десять мужчин, чтобы убить одну женщину!
Beware!
Берегитесь!
If I am not saved I shall be avenged."
Если мне не придут на помощь, то за меня отомстят!
"You are not a woman," said Athos, coldly and sternly.
"You do not belong to the human species; you are a demon escaped from hell, whither we send you back again."
— Вы не женщина, — холодно ответил Атос, — вы не человек — вы демон, вырвавшийся из ада, и мы заставим вас туда вернуться!
"Ah, you virtuous men!" said Milady; "please to remember that he who shall touch a hair of my head is himself an assassin."
— О, добродетельные господа, — сказала миледи, — имейте в виду, что тот, кто тронет волосок на моей голове, в свою очередь будет убийцей!
"The executioner may kill, without being on that account an assassin," said the man in the red cloak, rapping upon his immense sword.
— Палач может убивать и не быть при этом убийцей, сударыня, — возразил человек в красном плаще, ударяя по своему широкому мечу. 
"This is the last judge; that is all. NACHRICHTER, as say our neighbors, the Germans."
— Он — последний судья, и только.
Nachrichter, как говорят наши соседи немцы.
And as he bound her while saying these words, Milady uttered two or three savage cries, which produced a strange and melancholy effect in flying away into the night, and losing themselves in the depths of the woods.
И так как, произнося эти слова, он связывал ее, миледи испустила дикий крик, который мрачно и странно прозвучал в ночной тишине и замер в глубине леса.
"If I am guilty, if I have committed the crimes you accuse me of," shrieked Milady, "take me before a tribunal.
— Но если я виновна, если я совершила преступления, в которых вы меня обвиняете, — рычала миледи, — то отведите меня в суд!
You are not judges!
You cannot condemn me!"
Вы ведь не судьи, чтобы судить меня и выносить мне приговор!
"I offered you Tyburn," said Lord de Winter.
"Why did you not accept it?"
— Я предлагал вам Тайберн, — сказал лорд Винтер, — отчего же вы не захотели?
скачать в HTML/PDF
share