StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 306 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"And signed by whom—by the king?"
— А кем оно подписано?
Королем?
And the cardinal pronounced these words with a singular expression of contempt.
Кардинал произнес эти слова с особым оттенком презрения.
"No, by your Eminence."
— Нет, вашим высокопреосвященством.
"By me?
— Мною?
You are insane, monsieur."
Вы что, с ума сошли?
"Monseigneur will doubtless recognize his own handwriting."
— Вы, конечно, узнаете свою руку, монсеньер.
And d'Artagnan presented to the cardinal the precious piece of paper which Athos had forced from Milady, and which he had given to d'Artagnan to serve him as a safeguard.
Д'Артаньян подал его высокопреосвященству драгоценную бумагу, которую Атос отнял у миледи и отдал д'Артаньяну, чтобы она служила ему охранным листом.
His Eminence took the paper, and read in a slow voice, dwelling upon every syllable:
Кардинал взял бумагу и медленно, делая ударение на каждом слове, прочитал:
"Dec.
3, 1627
"It is by my order and for the good of the state that the bearer of this has done what he has done.
«То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства.
5 августа 1628 года.
"RICHELIEU"
Ришелье ».
The cardinal, after having read these two lines, sank into a profound reverie; but he did not return the paper to d'Artagnan.
Прочитав эти две строчки, кардинал погрузился в глубокую задумчивость, но не вернул бумагу д'Артаньяну.
"He is meditating by what sort of punishment he shall cause me to die," said the Gascon to himself.
«Он обдумывает, какой смертью казнить меня, — мысленно решил д'Артаньян. 
"Well, my faith! he shall see how a gentleman can die."
— Но, клянусь, он увидит, как умирает дворянин!»
The young Musketeer was in excellent disposition to die heroically.
Молодой мушкетер был в отличном расположении духа и готовился геройски перейти в иной мир.
Richelieu still continued thinking, rolling and unrolling the paper in his hands.
Ришелье в раздумье свертывал и снова разворачивал в руках бумагу.
At length he raised his head, fixed his eagle look upon that loyal, open, and intelligent countenance, read upon that face, furrowed with tears, all the sufferings its possessor had endured in the course of a month, and reflected for the third or fourth time how much there was in that youth of twenty-one years before him, and what resources his activity, his courage, and his shrewdness might offer to a good master.
Наконец он поднял голову, устремил свой орлиный взгляд на умное, открытое и благородное лицо д'Артаньяна, прочел на этом лице, еще хранившем следы слез, все страдания, перенесенные им за последний месяц, и в третий или четвертый раз мысленно представил себе, какие большие надежды подает этот юноша, которому всего двадцать один год, и как успешно мог бы воспользоваться его энергией, его умом и мужеством мудрый повелитель.
On the other side, the crimes, the power, and the infernal genius of Milady had more than once terrified him.
С другой стороны, преступления, могущество и адский гений миледи не раз ужасали его.
He felt something like a secret joy at being forever relieved of this dangerous accomplice.
Он испытывал какую-то затаенную радость при мысли, что навсегда избавился от этой опасной сообщницы.
Richelieu slowly tore the paper which d'Artagnan had generously relinquished.
Кардинал медленно разорвал бумагу, так великодушно возвращенную д'Артаньяном.
"I am lost!" said d'Artagnan to himself.
«Я погиб!» — подумал д'Артаньян.
And he bowed profoundly before the cardinal, like a man who says,
Он низко склонился перед кардиналом, как бы говоря:
"Lord, Thy will be done!"
«Господи, да будет воля твоя!»
The cardinal approached the table, and without sitting down, wrote a few lines upon a parchment of which two-thirds were already filled, and affixed his seal.
Кардинал подошел к столу и, не присаживаясь, написал несколько строк на пергаменте, две трети которого были уже заполнены; затем он приложил свою печать.
скачать в HTML/PDF
share