5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 35 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

She heard him enter, but she did not raise her head.
Кэтти сидела, закрыв лицо руками, и плакала.
Она услышала, как вошел д'Артаньян, но не подняла головы.
The young man went to her and took her hands; then she sobbed aloud.
Молодой человек подошел к ней и взял ее руки. в свои; тогда она разрыдалась.
As d'Artagnan had presumed, on receiving his letter, Milady in a delirium of joy had told her servant everything; and by way of recompense for the manner in which she had this time executed the commission, she had given Kitty a purse.
Как и предполагал д'Артаньян, миледи, получив письмо, в порыве радости обо всем рассказала служанке; потом, в благодарность за то, что на этот раз Кэтти выполнила ее поручение так удачно, она подарила ей кошелек.
Returning to her own room, Kitty had thrown the purse into a corner, where it lay open, disgorging three or four gold pieces on the carpet.
Войдя в свою комнату, Кэтти бросила кошелек в угол, где он и лежал открытый; три или четыре золотые монеты валялись на ковре подле него.
The poor girl, under the caresses of d'Artagnan, lifted her head.
В ответ на ласковое прикосновение молодого человека бедная девушка подняла голову.
D'Artagnan himself was frightened by the change in her countenance.
She joined her hands with a suppliant air, but without venturing to speak a word.
Выражение ее лица испугало даже д'Артаньяна; она с умоляющим видом протянула к нему руки, но не осмелилась произнести ни одного слова.
As little sensitive as was the heart of d'Artagnan, he was touched by this mute sorrow; but he held too tenaciously to his projects, above all to this one, to change the program which he had laid out in advance.
Как ни мало чувствительно было сердце д'Артаньяна, он был растроган этой немой скорбью; однако он слишком твердо держался своих планов, и в особенности последнего плана, чтобы хоть в чем-нибудь изменить намеченный заранее порядок действий.
He did not therefore allow her any hope that he would flinch; only he represented his action as one of simple vengeance.
Поэтому он не подал Кэтти никакой надежды на то, что ей удастся поколебать его, а только изобразил ей свой поступок как простой акт мести.
For the rest this vengeance was very easy; for Milady, doubtless to conceal her blushes from her lover, had ordered Kitty to extinguish all the lights in the apartment, and even in the little chamber itself.
Кстати, эта месть намного облегчалась для него тем обстоятельством, что миледи, желая, как видно, скрыть от своего любовника краску в лице, приказала Кэтти погасить все лампы в доме и даже в своей спальне.
Before daybreak M. de Wardes must take his departure, still in obscurity.
Г-н де Вард должен был уйти до наступления утра, все в том — же полном мраке.
Presently they heard Milady retire to her room.
Через минуту они услышали, что миледи вошла в спальню.
D'Artagnan slipped into the wardrobe.
Д'Артаньян немедленно бросился в шкаф.
Hardly was he concealed when the little bell sounded.
Едва успел он укрыться там, как раздался колокольчик.
Kitty went to her mistress, and did not leave the door open; but the partition was so thin that one could hear nearly all that passed between the two women.
Кэтти вошла к своей госпоже и закрыла за собой дверь, но перегородка была так тонка, что слышно было почти все, о чем говорили между собой обе женщины.
Milady seemed overcome with joy, and made Kitty repeat the smallest details of the pretended interview of the soubrette with de Wardes when he received the letter; how he had responded; what was the expression of his face; if he seemed very amorous.
And to all these questions poor Kitty, forced to put on a pleasant face, responded in a stifled voice whose dolorous accent her mistress did not however remark, solely because happiness is egotistical.
Миледи, казалось, была вне себя от радости; она без конца заставляла Кэтти повторять мельчайшие подробности мнимого свидания субретки с де Вардом, расспрашивала, как он взял письмо, как писал ответ, каково было выражение его лица, казался ли он по-настоящему влюбленным, и на все эти вопросы бедная Кэтти, вынужденная казаться спокойной, отвечала прерывающимся голосом, грустный оттенок которого остался совершенно не замеченным ее госпожой, — счастье эгоистично.
скачать в HTML/PDF
share