StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"You are welcome, monsieur," said Milady, in a voice whose singular sweetness contrasted with the symptoms of ill-humor which d'Artagnan had just remarked; "you have today acquired eternal rights to my gratitude."
— Добро пожаловать, сударь! — сказала миледи необычайно мягким голосом, звук которого странно противоречил признакам дурного расположения духа, только что подмеченным д'Артаньяном. 
— Вы приобрели сегодня вечные права на мою признательность.
The Englishman then turned round and described the combat without omitting a single detail.
Тут англичанин снова повернулся к ним и начал рассказывать о поединке, не упуская ни малейшей подробности.
Milady listened with the greatest attention, and yet it was easily to be perceived, whatever effort she made to conceal her impressions, that this recital was not agreeable to her.
Миледи слушала его с величайшим вниманием, и, несмотря на все усилия скрыть свои ощущения, легко было заметить, что этот рассказ ей неприятен.
The blood rose to her head, and her little foot worked with impatience beneath her robe.
Она то краснела, то бледнела и нетерпеливо постукивала по полу своей маленькой ножкой.
Lord de Winter perceived nothing of this.
Лорд Винтер ничего не замечал.
When he had finished, he went to a table upon which was a salver with Spanish wine and glasses.
Кончив рассказывать, он подошел к столу, где стояли на подносе бутылка испанского вина и стаканы.
He filled two glasses, and by a sign invited d'Artagnan to drink.
Он налил два стакана и знаком предложил д'Артаньяну выпить.
D'Artagnan knew it was considered disobliging by an Englishman to refuse to pledge him.
Д'Артаньян знал, что отказаться выпить за здоровье англичанина — значит кровно обидеть его.
He therefore drew near to the table and took the second glass.
Поэтому он подошел к столу и взял второй стакан.
He did not, however, lose sight of Milady, and in a mirror he perceived the change that came over her face.
Однако он продолжал следить взглядом за миледи и увидел в зеркале, как изменилось ее лицо.
Now that she believed herself to be no longer observed, a sentiment resembling ferocity animated her countenance.
Теперь, когда она думала, что никто больше на нее не смотрит, какое-то хищное выражение исказило ее черты.
She bit her handkerchief with her beautiful teeth.
Она с яростью кусала платок.
That pretty little SOUBRETTE whom d'Artagnan had already observed then came in.
She spoke some words to Lord de Winter in English, who thereupon requested d'Artagnan's permission to retire, excusing himself on account of the urgency of the business that had called him away, and charging his sister to obtain his pardon.
В эту минуту хорошенькая субретка, которую д'Артаньян уже видел прежде, вошла в комнату; она что-то сказала по-английски лорду Винтеру, и тот попросил у д'Артаньяна позволения оставить его, ссылаясь на призывавшее его неотложное дело и поручая сестре еще раз извиниться за него.
D'Artagnan exchanged a shake of the hand with Lord de Winter, and then returned to Milady.
Д'Артаньян обменялся с ним рукопожатием и снова подошел к миледи.
Her countenance, with surprising mobility, had recovered its gracious expression; but some little red spots on her handkerchief indicated that she had bitten her lips till the blood came.
Ее лицо с поразительной быстротой приняло прежнее приветливое выражение, но несколько красных пятнышек, оставшихся на платке, свидетельствовали о том, что она искусала себе губы до крови.
Those lips were magnificent; they might be said to be of coral.
Губы у нее были прелестны — красные, как коралл.
The conversation took a cheerful turn.
Разговор оживился.
Milady appeared to have entirely recovered.
Миледи, по-видимому, совершенно пришла в себя.
She told d'Artagnan that Lord de Winter was her brother-in-law, and not her brother.
She had married a younger brother of the family, who had left her a widow with one child.
This child was the only heir to Lord de Winter, if Lord de Winter did not marry.
Она рассказала д'Артаньяну, что лорд Винтер не брат ее, а всего лишь брат ее мужа: она была замужем за младшим членом семьи, который умер, оставив ее вдовой с ребенком, и этот ребенок является единственным наследником лорда Винтера, если только лорд Винтер не женится.
скачать в HTML/PDF
share