5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 76 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"I shall entertain, whatever may happen," said d'Artagnan, placing his hand upon his breast and bowing, "an eternal gratitude toward your Eminence for that which you now do for me."
— Что бы ни случилось впредь, ваше высокопреосвященство, — ответил д'Артаньян, прижимая руку к сердцу и кланяясь, — я сохраню вечную признательность к вам за то, что вы делаете для меня в эту минуту.
"Well, let it be, then, as you have said, Monsieur d'Artagnan; we shall see each other again after the campaign.
— Итак, господин д'Артаньян, как вы и сами сказали, увидимся после кампании.
I will have my eye upon you, for I shall be there," replied the cardinal, pointing with his finger to a magnificent suit of armor he was to wear, "and on our return, well—we will settle our account!"
Я буду следить за вами… Потому что я тоже буду там, — добавил кардинал, указывая д'Артаньяну на великолепные доспехи, которые ему предстояло надеть, — и, когда мы вернемся, тогда… ну, тогда мы сведем с вами счеты!
— О, монсеньер, — вскричал д'Артаньян, — снимите с меня гнев вашей немилости!
Будьте беспристрастны, монсеньер, если вы убедитесь, что я веду себя, как подобает порядочному человеку.
"Young man," said Richelieu, "if I shall be able to say to you at another time what I have said to you today, I promise you to do so."
— Молодой человек, — произнес Ришелье, — если мне представится возможность сказать вам еще раз то, что я сказал сегодня, обещаю сказать вам это.
This last expression of Richelieu's conveyed a terrible doubt; it alarmed d'Artagnan more than a menace would have done, for it was a warning.
Последние слова Ришелье выражали страшное сомнение; они ужаснули д'Артаньяна больше, чем его ужаснула бы прямая угроза, ибо это было предостережение.
The cardinal, then, was seeking to preserve him from some misfortune which threatened him.
Итак, кардинал хотел уберечь его от какого-то нависшего над ним несчастья.
He opened his mouth to reply, but with a haughty gesture the cardinal dismissed him.
Молодой человек открыл было рот для ответа, но надменный жест кардинала дал ему понять, что аудиенция окончена.
D'Artagnan went out, but at the door his heart almost failed him, and he felt inclined to return.
Д'Артаньян вышел, но, когда он переступил порог, мужество едва не покинуло его; еще немного — и он вернулся бы обратно.
Then the noble and severe countenance of Athos crossed his mind; if he made the compact with the cardinal which he required, Athos would no more give him his hand—Athos would renounce him.
Однако серьезное и суровое лицо Атоса внезапно предстало перед его мысленным взором: если бы он согласился на союз с кардиналом, Атос не подал бы ему руки, Атос отрекся бы от него.
It was this fear that restrained him, so powerful is the influence of a truly great character on all that surrounds it.
Только этот страх и удержал молодого человека — настолько велико влияние поистине благородного характера на все, что его окружает.
D'Artagnan descended by the staircase at which he had entered, and found Athos and the four Musketeers waiting his appearance, and beginning to grow uneasy.
Д'Артаньян спустился по той же лестнице, по которой пришел; у выхода он увидел Атоса и четырех мушкетеров, ожидавших его возвращения и уже начинавших тревожиться.
With a word, d'Artagnan reassured them; and Planchet ran to inform the other sentinels that it was useless to keep guard longer, as his master had come out safe from the Palais-Cardinal.
Д'Артаньян поспешил успокоить их, и Планше побежал предупредить остальные посты, что сторожить более незачем, ибо его господин вышел из дворца кардинала целым и невредимым.
Returned home with Athos, Aramis and Porthos inquired eagerly the cause of the strange interview; but d'Artagnan confined himself to telling them that M. de Richelieu had sent for him to propose to him to enter into his guards with the rank of ensign, and that he had refused.
Когда друзья вернулись в квартиру Атоса, Арамис и Портос спросили о причинах этого странного свидания, но д'Артаньян сказал им только, что Ришелье предложил ему вступить в его гвардию в чине лейтенанта и что он отказался.
скачать в HTML/PDF
share