5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 273 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

Take care, my young friend.
You are inclining toward false doctrines, my young friend; you will be lost."
Берегитесь, мой юный друг, вы близки к лжеучению!
Вы погубите себя, мой юный друг!
"You will be lost," said the curate, shaking his head sorrowfully.
— Вы погубите себя, — повторил кюре, скорбно качая головой.
"You approach that famous point of free will which is a mortal rock.
— Вы затронули тот пресловутый вопрос о свободе воли, который является дьявольским соблазном.
You face the insinuations of the Pelagians and the semi-Pelagians."
Вы вплотную подошли к ереси пелагианцев и полупелагианцев.
"But, my Reverend-" replied Aramis, a little amazed by the shower of arguments that poured upon his head.
— Однако, преподобный отец… — начал было Арамис, слегка ошеломленный градом сыпавшихся на него аргументов.
"How will you prove," continued the Jesuit, without allowing him time to speak, "that we ought to regret the world when we offer ourselves to God?
— Как вы докажете, — прервал его иезуит, — что должно сожалеть о мире, когда приносишь себя в жертву господу?
Listen to this dilemma: God is God, and the world is the devil.
Выслушайте такую дилемму: бог есть бог, а мир есть дьявол.
To regret the world is to regret the devil; that is my conclusion."
Сожалеть о мире — значит сожалеть о дьяволе; таково мое заключение.
"And that is mine also," said the curate.
— А также и мое, — сказал кюре.
"But, for heaven's sake-" resumed Aramis.
— Помилосердствуйте! — опять заговорил Арамис.
"DESIDERAS DIABOLUM, unhappy man!" cried the Jesuit.
— Desideras diabolum, несчастный! — вскричал иезуит.
"He regrets the devil!
— Он сожалеет о дьяволе!
Ah, my young friend," added the curate, groaning, "do not regret the devil, I implore you!"
О мой юный друг, не сожалейте о дьяволе, умоляю вас об этом! — простонал кюре.
D'Artagnan felt himself bewildered.
It seemed to him as though he were in a madhouse, and was becoming as mad as those he saw.
Д'Артаньян чувствовал, что тупеет; ему казалось, что он находится в доме для умалишенных и что сейчас он тоже сойдет с ума, как уже сошли те, которые находились перед ним.
He was, however, forced to hold his tongue from not comprehending half the language they employed.
Но он вынужден был молчать, так как совершенно не понимал, о чем идет речь.
Д'Артаньян чувствовал, что тупеет
"But listen to me, then," resumed Aramis with politeness mingled with a little impatience.
— Однако выслушайте же меня, — сказал Арамис вежливо, но уже с легким оттенком раздражения. 
"I do not say I regret; no, I will never pronounce that sentence, which would not be orthodox."
— Я не говорю, что сожалею.
Нет, я никогда не произнесу этих слов, ибо они не соответствуют духу истинной веры…
The Jesuit raised his hands toward heaven, and the curate did the same.
Иезуит возвел руки к небу, и кюре сделал то же.
"No; but pray grant me that it is acting with an ill grace to offer to the Lord only that with which we are perfectly disgusted!
— Но согласитесь, по крайней мере, что не подобает приносить в жертву господу то, чем вы окончательно пресытились.
Don't you think so, d'Artagnan?"
Скажите, д'Артаньян, разве я неправ?
"I think so, indeed," cried he.
— Разумеется, правы, черт побери! — вскричал д'Артаньян.
The Jesuit and the curate quite started from their chairs.
Кюре и езуит подскочили на стульях.
"This is the point of departure; it is a syllogism.
The world is not wanting in attractions.
I quit the world; then I make a sacrifice.
Now, the Scripture says positively,
— Вот моя отправная точка — это силлогизм: мир не лишен прелести; я покидаю мир — следовательно, приношу жертву; в писании же положительно сказано:
'Make a sacrifice unto the Lord.'"
«Принесите жертву господу».
"That is true," said his antagonists.
— Это верно, — сказали противники.
"And then," said Aramis, pinching his ear to make it red, as he rubbed his hands to make them white, "and then I made a certain RONDEAU upon it last year, which I showed to Monsieur Voiture, and that great man paid me a thousand compliments."
— И потом… — продолжал Арамис, пощипывая ухо, чтобы оно покраснело, как прежде поднимал руки, чтобы они побелели, — и потом, я написал рондо на эту тему.
Я показал его в прошлом году господину Вуатюру, и этот великий человек наговорил мне множество похвальных слов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1