5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 170 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

There was money in Atlanta.
Ведь деньги в Атланте были.
The wave of rebuilding was giving her the opportunity she wanted and she knew she could make money if only she could stay out of jail.
Горячка восстановления города давала Скарлетт возможность нажиться, и она понимала, что будет делать деньги, если только не попадет в тюрьму.
But, she told herself time and again, she would have to walk easily, gingerly, be meek under insults, yielding to injustices, never giving offense to anyone, black or white, who might do her harm.
Но, твердила она себе, ходить надо легко, пританцовывая, не обращая внимания на оскорбления, мирясь с несправедливостью, не обижаясь ни на кого, будь то белый или черный.
She hated the impudent free negroes as much as anyone and her flesh crawled with fury every time she heard their insulting remarks and high-pitched laughter as she went by.
Она ненавидела наглых вольных негров, и по спине ее пробегал холодок — такое ее охватывало бешенство всякий раз, как она слышала их оскорбительные шуточки по своему адресу и визгливый хохот.
But she never even gave them a glance of contempt.
Но она ни разу не позволила себе хотя бы презрительно взглянуть на них.
She hated the Carpetbaggers and Scallawags who were getting rich with ease while she struggled, but she said nothing in condemnation of them.
Она ненавидела «саквояжников» и подлипал, которые без труда набивали себе карманы, в то время как ей приходилось так трудно, но ни словом не осудила их.
No one in Atlanta could have loathed the Yankees more than she, for the very sight of a blue uniform made her sick with rage, but even in the privacy of her family she kept silent about them.
Никто в Атланте не презирал янки так, как она, ибо при одном виде синего мундира к горлу у нее от ярости подступала тошнота, но даже в кругу семьи она ни единым словом не выдала своих чувств.
I won't be a big-mouthed fool, she thought grimly.
«Я же не идиотка — я рта не раскрою, — мрачно твердила она себе.
Let others break their hearts over the old days and the men who'll never come back.
— Пусть другие терзаются, оплакивая былые дни и тех, кто уже не вернется.
Let others burn with fury over the Yankee rule and losing the ballot.
Пусть другие сжигают себя в огне ненависти, кляня правление янки и теряя на этом право голосовать.
Let others go to jail for speaking their minds and get themselves hanged for being in the Ku Klux Klan. (Oh, what a dreaded name that was, almost as terrifying to Scarlett as to the negroes.) Let other women be proud that their husbands belonged.
Пусть другие сидят в тюрьме за то, что не умели держать язык за зубами, и пусть их вешают за причастность к ку-клукс-клану. (Каким леденящим ужасом веяло от этого названия — оно пугало Скарлетт не меньше, чем негров.) Пусть другие женщины гордятся тем, что их мужья — в ку-клукс-клане.
Thank God, Frank had never been mixed up in it!
Слава богу, Фрэнк с ними не связан!
Let others stew and fume and plot and plan about things they could not help.
Пусть другие горячатся, и волнуются, и строят козни и планы, как изменить то, чего уже не изменишь.
What did the past matter compared with the tense present and the dubious future?
Да какое имеет значение прошлое по сравнению с тяготами настоящего и ненадежностью будущего?
What did the ballot matter when bread, a roof and staying out of jail were the real problems?
Какое имеет значение, есть у тебя право голоса или нет, когда хлеб, и кров, и жизнь на свободе — вот они, реальные проблемы?!
And, please God, just let me stay out of trouble until June!
О господи, смилуйся, убереги меня от всяких бед до июня!»
Only till June!
Только до июня!
By that month Scarlett knew she would be forced to retire into Aunt Pitty's house and remain secluded there until after her child was born.
Скарлетт знала, что к этому времени она вынуждена будет уединиться в доме тети Питти и сидеть там, пока ребенок не появится на свет.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1