5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 268 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

"They don't talk of anything else," thought Scarlett.
«Они ни о чем больше не говорят, — думала Скарлетт.
"Nothing but the war.
— Ни о чем, кроме войны.
Always the war.
Все эта война.
And they'll never talk of anything but the war.
И они не будут ни о чем говорить, кроме войны.
No, not until they die."
Нет, до самой смерти не будут».
She looked about, seeing little boys lying in the crooks of their fathers' arms, breath coming fast, eyes glowing, as they heard of midnight stories and wild cavalry dashes and flags planted on enemy breastworks.
Она посмотрела вокруг себя и увидела мальчиков, примостившихся на коленях у отцов, глазенки у них сверкали, они учащенно дышали, слушая рассказы о ночных вылазках и отчаянных кавалерийских рейдах, о том, как водружали флаг на вражеских брустверах.
They were hearing drums and bugles and the Rebel yell, seeing footsore men going by in the rain with torn flags slanting.
Им слышался бой барабанов, и пение волынок, и клич повстанцев, они видели босых солдат с израненными ногами, шагавших под дождем, волоча изодранные в клочья знамена.
"And these children will never talk of anything else either.
«И эти дети тоже ни о чем другом не будут говорить.
They'll think it was wonderful and glorious to fight the Yankees and come home blind and crippled--or not come home at all.
Они будут считать величайшей доблестью — сразиться с янки, а потом вернуться домой слепыми или калеками, а то и не вернуться совсем.
They all like to remember the war, to talk about it.
Как все люди любят вспоминать войну, болтать о ней.
But I don't.
А я не люблю.
I don't even like to think about it.
Не люблю даже думать о ней.
I'd forget it all if I could-- oh, if I only could!"
Я бы с большой радостью все забыла, если б могла… ах, если б только могла!»
She listened with flesh crawling as Melanie told tales of Tara, making Scarlett a heroine as she faced the invaders and saved Charles' sword, bragging how Scarlett had put out the fire.
Она слушала — и по телу ее бежали мурашки — рассказы Мелани про Тару, и в этих рассказах она, Скарлетт, выглядела настоящей героиней: как она вышла к солдатам и спасла саблю Чарльза, как тушила пожар.
Scarlett took no pleasure or pride in the memory of these things.
Воспоминания эти не вызывали у Скарлетт ни удовольствия, ни гордости.
She did not want to think of them at all.
Она вообще не желала об этом думать.
"Oh, why can't they forget?
«Ну почему они не могут забыть?!
Why can't they look forward and not back?
Почему не могут смотреть вперед, а не назад?
We were fools to fight that war.
Дураки мы, что вообще ввязались в эту войну.
And the sooner we forget it, the better we'll be."
И чем скорее мы забудем о ней, тем нам же лучше будет».
But no one wanted to forget, no one, it seemed, except herself, so Scarlett was glad when she could truthfully tell Melanie that she was embarrassed at appearing, even in the darkness.
Но никто не хотел забывать, никто, за исключением, казалось, ее самой, и потому Скарлетт была только рада, когда смогла, наконец, вполне искренне сказать Мелани, что ей неловко стало появляться на людях — даже когда царит полумрак.
This explanation was readily understood by Melanie who was hypersensitive about all matters relating to childbirth.
Это объяснение было вполне понятно Мелани, которая отличалась крайней чувствительностью во всем, что касалось деторождения.
Melanie wanted another baby badly, but both Dr.
Meade and Dr.
Fontaine had said another child would cost her her life.
Мелани очень хотелось завести еще одного ребенка, но и доктор Мид, и доктор Фонтейн сказали, что второй ребенок будет стоить ей жизни.
So, only half resigned to her fate, she spent most of her time with Scarlett, vicariously enjoying a pregnancy not her own.
Поэтому нехотя смирившись со своей участью, она и проводила большую часть времени со Скарлетт, радуясь хотя бы чужой беременности.
To Scarlett, scarcely wanting her coming child and irritated at its untimeliness, this attitude seemed the height of sentimental stupidity.
Скарлетт же, которая не слишком жаждала нового ребенка, да еще в такое неподходящее время, отношение Мелани казалось верхом сентиментальной глупости.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1