5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 353 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Fortunately they all replied, to questions, that where they had been that night was their own business and not that of any damned Yankees.
По счастью, в ответ на вопрос о том, где они провели вечер, все сказали, что это их дело, а не чертовых янки.
They had been locked up for further questioning in the morning.
Их посадили под замок до последующего допроса утром.
Old man Merriwether and Uncle Henry Hamilton declared shamelessly that they had spent the evening at Belle Watling's sporting house and when Captain Jaffery remarked irritably that they were too old for such goings on, they wanted to fight him.
А дедушка Мерриуэзер и дядя Генри Гамильтон беззастенчиво заявили, что провели вечер в борделе Красотки Уотлинг, и когда капитан Джэффери раздраженно заметил, что они слишком стары для подобных похождений, они чуть не набросились на него с кулаками.
Belle Watling herself answered Captain Jaffery's summons, and before he could make known his mission she shouted that the house was closed for the night.
Красотка Уотлинг сама вышла к капитану Джэффери и, прежде чем он успел сообщить о цели своего прихода, закричала, что дом ее закрыт на всю ночь.
A passel of quarrelsome drunks had called in the early part of the evening and had fought one another, torn the place up, broken her finest mirrors and so alarmed the young ladies that all business had been suspended for the night.
Еще засветло к ней-де заявилась компания буйных пьяниц, они начали драться, разнесли все в доме, разбили ее лучшие зеркала и так перепугали барышень, что ни о каких развлечениях сегодня ночью и речи быть не может.
But if Captain Jaffery wanted a drink; the bar was still open--
Но если капитану Джэффери охота выпить, то бар еще открыт…
Captain Jaffery, acutely conscious of the grins of his men and feeling helplessly that he was fighting a mist, declared angrily that he wanted neither the young ladies nor a drink and demanded if Belle knew the names of her destructive customers.
Капитан Джэффери, задетый за живое ухмылками своих солдат и чувствуя себя совершенно беспомощным, словно он гонялся за призраками, свирепо заявил, что не нужны ему ни барышни, ни выпивка — он только желает знать, известны ли Красотке имена ее буйных клиентов.
Oh, yes, Belle knew them.
Ну конечно, известны.
They were her regulars.
Это постоянные посетители.
They came every Wednesday night and called themselves the Wednesday Democrats, though what they meant by that she neither knew or cared.
Они приходят каждую среду вечером и называют себя «средовыми демократами», а что это значит — она понятия не имеет, да и не все ли ей равно.
And if they didn't pay for the damage to the mirrors in the upper hall, she was going to have the law on them.
Но если они не заплатят за зеркала, разбитые в верхнем зале, она напустит на них закон.
She kept a respectable house and-- Oh, their names?
У нее почтенное заведение и… Ах, их имена?
Belle unhesitatingly reeled off the names of twelve under suspicion, Captain Jaffery smiled sourly.
Красотка без заминок выложила имена двенадцати подозреваемых.
Капитан Джэффери кисло улыбнулся.
"These damned Rebels are as efficiently organized as our Secret Service," he said.
— Эти чертовы смутьяны организованы не хуже нашей тайной полиции, — сказал он.
"You and your girls will have to appear before the provost marshal tomorrow."
— Вам и вашим барышням придется предстать завтра перед начальником.
"Will the provost make them pay for my mirrors?"
— А начальник заставит их заплатить мне за зеркала?
"To hell with your mirrors!
— Да пошли вы к черту с вашими зеркалами!
Make Rhett Butler pay for them.
Пусть Ретт Батлер заплатит вам за них.
He owns the place, doesn't he?"
Ведь дом-то принадлежит ему, верно?
Before dawn, every ex-Confederate family in town knew everything.
Еще до зари семьи бывших конфедератов в городе уже все знали.
And their negroes, who had been told nothing, knew everything too, by that black grapevine telegraph system which defies white understanding.
И их негры, которым никто ничего не говорил, тоже все знали благодаря системе устного черного телеграфа, непостижимой для понимания белого человека.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1