5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 468 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Never again did he intend her to have a recurrence of fear of the dark.
Он твердо решил: больше он не допустит, чтоб ее мучил страх.
The whole household was acutely conscious of the burning light, Scarlett, Mammy, Prissy and Pork, frequently tiptoeing upstairs to make sure that it still burned.
Весь дом следил за тем, чтобы в комнате, где спала Бонни, не потух свет.
Скарлетт, Мамушка, Присей и Порк то и дело на цыпочках поднимались наверх и проверяли, горит ли лампа.
He came home sober too, but that was none of Scarlett's doing.
И приходил Ретт домой трезвым, но не Скарлетт добилась этого.
For months he had been drinking heavily, though he was never actually drunk, and one evening the smell of whisky was especially strong upon his breath.
На протяжении последних месяцев он много пил, хотя никогда не был по-настоящему пьян, и вот однажды вечером от него особенно сильно пахло виски.
He picked up Bonnie, swung her to his shoulder and asked her:
Придя домой, он подхватил с пола Бонни, посадил ее к себе на плечо и спросил:
"Have you a kiss for your sweetheart?"
— Ты, что же, не желаешь поцеловать своего любимого папку?
She wrinkled her small upturned nose and wriggled to get down from his arms.
Бонни сморщила курносый носишко и заерзала, высвобождаясь из его объятий.
"No," she said frankly.
— Нет, — чистосердечно призналась она.
"Nasty."
— Фу.
"I'm what?"
— Это я — фу?
"Smell nasty.
— Фу, как плохо пахнет.
Uncle Ashley don't smell nasty."
От дяди Эшли никогда плохо не пахнет.
"Well, I'll be damned," he said ruefully, putting her on the floor.
— Черт бы меня подрал! — буркнул Ретт, опуская ее на пол.
"I never expected to find a temperance advocate in my own home, of all places!"
— Вот уж никогда не думал, что обнаружу в собственном доме поборницу воздержания!
But, thereafter, he limited his drinking to a glass of wine after supper.
Но с того дня он выпивал лишь по бокалу вина после ужина.
Bonnie, who was always permitted to have the last drops in the glass, did not think the smell of wine nasty at all.
Бонни, которой разрешалось допить последние капли, вовсе не находила запах вина таким уж плохим.
As the result, the puffiness which had begun to obscure the hard lines of his cheeks slowly disappeared and the circles beneath his black eyes were not so dark or so harshly cut.
А у Ретта воздержание привело к тому, что одутловатость, отяжелившая черты его лица, постепенно исчезла, круги под черными глазами стали не такими темными и обозначались не так резко.
Because Bonnie liked to ride on the front of his saddle, he stayed out of doors more and the sunburn began to creep across his dark face, making him swarthier than ever.
Бонни любила кататься на лошади, сидя впереди него в седле, поэтому Ретт проводил много времени на воздухе, и смуглое лицо его, покрывшись загаром, потемнело еще больше.
He looked healthier and laughed more and was again like the dashing young blockader who had excited Atlanta early in the war.
Вид у него был цветущий, он то и дело смеялся и снова стал похож на того удалого молодого человека, который на удивление всей Атланты столь смело прорывал блокаду в начале войны.
People who had never liked him came to smile as he went by with the small figure perched before him on his saddle.
Люди, никогда не любившие Ретта, теперь улыбались при виде крошечной фигурки, торчавшей перед ним в седле.
Women who had heretofore believed that no woman was safe with him, began to stop and talk with him on the streets, to admire Bonnie.
Матроны, до сих пор считавшие, что ни одна женщина не может чувствовать себя спокойной в его обществе, начали останавливаться и беседовать с ним на улице, любуясь Бонни.
Even the strictest old ladies felt that a man who could discuss the ailments and problems of childhood as well as he did could not be altogether bad.
Даже самые строгие пожилые дамы держались мнения, что мужчина, способный рассуждать о детских болезнях и воспитании ребенка, не может быть совсем уж скверным.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1