5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 553 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Though no one would have believed it she, too, felt a grim happiness that the Yankee rule was at last thrown off.
Хотя никто бы этому не поверил, но и она восприняла с мрачной радостью известие о том, что господству янки наступил конец.
She remembered all too vividly her struggles during those first days of Reconstruction, her fears that the soldiers and the Carpetbaggers would confiscate her money and her property.
Слишком живо она помнила, как ей пришлось изворачиваться в первые дни Реконструкции, как она страшилась, что солдаты и «саквояжники» отберут у нее деньги и собственность.
She remembered her helplessness and her panic at her helplessness and her hatred of the Yankees who had imposed this galling system upon the South.
Она помнила, как была беспомощна, какой панический страх обуревал ее оттого, что она не в силах была ничего предпринять, какую питала ненависть к янки, навязавшим Югу свое жестокое правление.
And she had never stopped hating them.
И эта ненависть к янки никогда у нее не иссякала.
But, in trying to make the best of things, in trying to obtain complete security, she had gone with the conquerors.
Но пытаясь наиболее достойно выйти из положения, пытаясь добиться полной безопасности и уверенности в завтрашнем дне, она шагала в ногу с победителями.
No matter how much she disliked them, she had surrounded herself with them, cut herself off from her old friends and her old ways of living.
При всей своей нелюбви к ним она окружила себя ими, порвала узы, связывавшие ее со старыми друзьями и прежним образом жизни.
And now the power of the conquerors was at an end.
А теперь власть победителей испарилась.
She had gambled on the continuance of the Bullock regime and she had lost.
Скарлетт поставила на то, что правлению Баллока не будет конца, — и проиграла.
As she looked about her, that Christmas of 1871, the happiest Christmas the state had known in over ten years, she was disquieted.
Озираясь вокруг в то Рождество 1871 года, самое счастливое Рождество для штата за последние десять лет, Скарлетт испытывала чувство глубокого беспокойства.
She could not help seeing that Rhett, once the most execrated man in Atlanta, was now one of the most popular, for he had humbly recanted his Republican heresies and given his time and money and labor and thought to helping Georgia fight her way back.
Она не могла не видеть, что Ретт, которого раньше все ненавидели в Атланте, стал теперь одним из самых популярных жителей города, ибо он смиренно отрекся от республиканской ереси и отдавал все свое время, деньги, труд и разум Джорджии, помогая ей вернуться к былому благополучию.
When he rode down the streets, smiling, tipping his hat, the small blue bundle that was Bonnie perched before him on his saddle, everyone smiled back, spoke with enthusiasm and looked with affection on the little girl.
Когда он ехал по улицам, улыбаясь, приподнимая шляпу в знак приветствия, с маленьким голубым комочком — Бонни, торчавшим впереди него в седле, все тоже улыбались ему, охотно с ним заговаривали и дружелюбно поглядывали на девочку.
Whereas, she, Scarlett--
А она, Скарлетт…
CHAPTER LIX
ГЛАВА LIX
There was no doubt in anyone's mind that Bonnie Butler was running wild and needed a firm hand but she was so general a favorite that no one had the heart to attempt the necessary firmness.
Всем было известно, что Бонни Батлер ни в чем не знает удержу и что ей нужна твердая рука, но все так любили девочку, что ни у кого не хватало духу проявить необходимую твердость.
She had first gotten out of control the months when she traveled with her father.
Впервые она вышла из повиновения во время поездки с отцом.
When she had been with Rhett in New Orleans and Charleston she had been permitted to sit up as late as she pleased and had gone to sleep in his arms in theaters, restaurants and at card tables.
Когда она была с Реттом в Новом Орлеане и Чарльстоне, ей позволяли допоздна сидеть со взрослыми, и она часто засыпала у отца на руках в театре, ресторанах и за карточным столом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1