5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 572 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

"Dr.
Meade, do you think he can--can have lost his mind?" she questioned afterwards, driven to the doctor by her own sense of helplessness.
— Доктор Мид, вам не кажется, что, пожалуй… что он, возможно, потерял рассудок? — спросила она, решив через некоторое время поехать к доктору посоветоваться, ибо чувствовала себя совершенно беспомощной.
"No," said the doctor, "but he's drinking like a fish and will kill himself if he keeps it up.
— Нет, — сказал доктор, — но он пьет как лошадь и убьет себя, если не остановится.
He loved the child, Scarlett, and I guess he drinks to forget about her.
Он ведь очень любил девочку и, мне кажется, Скарлетт, пьет, чтобы забыться.
Now, my advice to you, Miss, is to give him another baby just as quickly as you can."
Мой совет вам, мисс: подарите ему ребенка — да побыстрее.
"Hah!" thought Scarlett bitterly, as she left his office.
«Ха! — с горечью подумала Скарлетт, выходя из его кабинета.
That was easier said than done.
— Легко сказать».
She would gladly have another child, several children, if they would take that look out of Rhett's eyes and fill up the aching spaces in her own heart.
Она бы с радостью родила ему еще ребенка — и не одного, — если бы это помогло прогнать отчужденность из глаз Ретта, затянуть раны его сердца.
A boy who had Rhett's dark handsomeness and another little girl.
Мальчика, который был бы такой же смуглый и красивый, как Ретт, и маленькую девочку.
Oh, for another girl, pretty and gay and willful and full of laughter, not like the giddy-brained Ella.
Ах, еще одну девочку — хорошенькую, веселую, своенравную, смешливую, не как эта пустоголовая Элла.
Why, oh, why couldn't God have taken Ella if He had to take one of her children?
Почему, ну, почему не мог господь прибрать Эллу, если уж надо было отнимать у нее ребенка?
Ella was no comfort to her, now that Bonnie was gone.
Элла не утешала ее — она не могла заменить матери Бонни.
But Rhett did not seem to want any other children.
Но Ретт, казалось, не хотел больше иметь детей.
At least he never came to her bedroom though now the door was never locked and usually invitingly ajar.
Во всяком случае, он никогда не заходил к ней в спальню, хотя дверь теперь не запиралась, а была, наоборот, зазывно приотворена.
He did not seem to care.
Ему, казалось, это было безразлично.
He did not seem to care for anything now except whisky and that blowzy red-haired woman.
Видно, ему все было безразлично, кроме виски и этой толстой рыжей бабы.
He was bitter now, where he had been pleasantly jeering, brutal where his thrusts had once been tempered with humor.
Теперь он злился, тогда как раньше мило подшучивал над ней, и грубил, тогда как раньше его уколы смягчались юмором.
After Bonnie died, many of the good ladies of the neighborhood who had been won over to him by his charming manners with his daughter were anxious to show him kindness.
После смерти Бонни многие из добропорядочных дам, которые жили по соседству и которых он сумел завоевать своим чудесным отношением к дочке, старались проявить к нему доброту.
They stopped him on the street to give him their sympathy and spoke to him from over their hedges, saying that they understood.
Они останавливали его на улице, выражали сочувствие, заговаривали с ним поверх изгороди и выказывали свое понимание.
But now that Bonnie, the reason for his good manners, was gone the manners went to.
Но теперь, когда Бонни не стало, для него исчезла необходимость держаться благовоспитанно, а вместе с необходимостью исчезла и благовоспитанность.
He cut the ladies and their well-meant condolences off shortly, rudely.
И он грубо обрывал искренние соболезнования дам.
But, oddly enough, the ladies were not offended.
Но, как ни странно, дамы не оскорблялись.
They understood, or thought they understood.
Они понимали или считали, что понимают.
When he rode home in the twilight almost too drunk to stay in the saddle, scowling at those who spoke to him, the ladies said
Когда он ехал домой в сумерки, пьяный, еле держась в седле, хмуро глядя на тех, кто с ним заговаривал, дамы говорили:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1