5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 605 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

I liked to think that Bonnie was you, a little girl again, before the war and poverty had done things to you.
Мне нравилось думать, что Бонни — это вы, снова ставшая маленькой девочкой, какой вы были до того, как война и бедность изменили вас.
She was so like you, so willful, so brave and gay and full of high spirits, and I could pet her and spoil her--just as I wanted to pet you.
Она была так похожа на вас — такая же своенравная, храбрая, веселая, задорная, и я могу холить и баловать ее — как мне хотелось холить и баловать вас.
But she wasn't like you--she loved me.
Только она была не такая, как вы, — она меня любила.
It was a blessing that I could take the love you didn't want and give it to her. . . .
When she went, she took everything."
И я был счастлив отдать ей всю свою любовь, которая вам была не нужна… Когда ее не стало, с ней вместе ушло все.
Suddenly she was sorry for him, sorry with a completeness that wiped out her own grief and her fear of what his words might mean.
Внезапно ей стало жалко его, так жалко, что она почти забыла и о собственном горе, и о страхе, рожденном его словами.
It was the first time in her life she had been sorry for anyone without feeling contemptuous as well, because it was the first time she had ever approached understanding any other human being.
Впервые в жизни ей было жалко кого-то, к кому она не чувствовала презрения, потому что впервые в жизни она приблизилась к подлинному пониманию другого человека.
And she could understand his shrewd caginess, so like her own, his obstinate pride that kept him from admitting his love for fear of a rebuff.
А она могла понять его упорное стремление оградить себя — столь похожее на ее собственное, его несгибаемую гордость, не позволявшую признаться в любви из боязни быть отвергнутым.
"Ah, darling," she said coming forward, hoping he would put out his arms and draw her to his knees.
— Ах, любимый, — сказала она и шагнула к нему в надежде, что он сейчас раскроет ей объятия и привлечет к себе на колени.
"Darling, I'm so sorry but I'll make it all up to you!
— Любимый мой, мне очень жаль, что так получилось, но я постараюсь все возместить вам сторицей.
We can be so happy, now that we know the truth and--Rhett--look at me, Rhett!
Теперь мы можем быть так счастливы, когда знаем правду.
И… Ретт… посмотрите на меня, Ретт!
There--there can be other babies--not like Bonnie but--"
Ведь… ведь у нас же могут быть другие дети… ну, может, не такие, как Бонни, но…
"Thank you, no," said Rhett, as if he were refusing a piece of bread.
— Нет уж, благодарю вас, — сказал Ретт, словно отказываясь от протянутого ему куска хлеба.
"I'll not risk my heart a third time."
— Я в третий раз своим сердцем рисковать не хочу.
"Rhett, don't say such things!
— Ретт, не надо так говорить.
Oh, what can I say to make you understand?
Ну, что мне вам сказать, чтобы вы поняли.
I've told you how sorry I am--"
Я ведь уже говорила, что мне очень жаль и что я…
"My darling, you're such a child.
You think that by saying,
'I'm sorry,' all the errors and hurts of years past can be remedied, obliterated from the mind, all the poison drawn from old wounds. . . .
Take my handkerchief, Scarlett.
— Дорогая моя, вы такое дитя… Вам кажется, что если вы сказали: «мне очень жаль», все ошибки и вся боль прошедших лет могут быть перечеркнуты, стерты из памяти, что из старых ран уйдет весь яд… Возьмите мой платок, Скарлетт.
Never, at any crisis of your life, have I known you to have a handkerchief."
Сколько я вас знаю, никогда в тяжелые минуты жизни у вас не бывает носового платка.
She took the handkerchief, blew her nose and sat down.
Она взяла у него платок, высморкалась и села.
It was obvious that he was not going to take her in his arms.
Было совершенно ясно, что он не раскроет ей объятий.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1