6#

Убийство в «Восточном экспрессе». - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Убийство в «Восточном экспрессе»". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 167 из 172  ←предыдущая следующая→ ...

That was exactly the impression intended to be conveyed.
Но ведь именно такое впечатление оно и должно было производить.
“Did this solution explain everything?
Объясняет ли эта версия все?
Yes, it did.
Да, объясняет.
The nature of the wounds – each inflicted by a different person.
Она объясняет характер ранений, потому что они наносились разными лицами.
The artificial threatening letters – artificial since they were unreal, written only to be produced as evidence. (Doubtless there were real letters, warning Ratchett of his fate, which MacQueen destroyed, substituting for them these others.) Then Hardman’s story of being called in by Ratchett – a lie, of course, from beginning to end.
Объясняет подложные письма с угрозами – подложные, потому что они были написаны лишь для того, чтобы предъявить их следствию.
Вместе с тем письма, в которых Рэтчетта предупреждали о том, что его ждет, несомненно, существовали, но Маккуин их уничтожил и заменил подложными.
The description of the mythical ‘small dark man with a womanish voice’ – a convenient description since it had the merit of not incriminating any of the actual Wagon Lit conductors and would apply equally well to a man or a woman.
Объясняет она и рассказ Хардмана о том, как Рэтчетт нанял его на службу, – от начала до конца вымышленный; описание мифического врага – «темноволосого мужчины невысокого роста с писклявым голосом» – весьма удобное описание, потому что оно не подходит ни к одному из проводников и может быть легко отнесено как к мужчине, так и к женщине.
“The idea of stabbing is at first sight a curious one, but on reflection nothing else would fit the circumstances so well.
Выбор кинжала в качестве орудия убийства может поначалу удивить, но по зрелом размышлении убеждаешься, что в данных обстоятельствах это выбор вполне оправданный.
A dagger was a weapon that could be used by everyone – strong or weak – and it made no noise.
Кинжалом может пользоваться и слабый, и сильный, и от него нет шума.
I fancy, though I may be wrong, that each person in turn entered Ratchett’s darkened compartment through that of Mrs. Hubbard – and struck!
Я представляю, хотя могу и ошибиться, что все по очереди проходили в темное купе Рэтчетта через купе миссис Хаббард и наносили по одному удару.
They themselves would never know which blow actually killed him.
Я думаю, никто из них никогда не узнает, чей удар прикончил Рэтчетта.
“The final letter which Ratchett had probably found on his pillow was carefully burnt.
Последнее письмо, которое, по-видимому, подложили Рэтчетту на подушку, сожгли.
With no clue pointing to the Armstrong case there would be absolutely no reason for suspecting any of the passengers on the train.
Не будь улик, указывающих, что убийство имело отношение к трагедии Армстронгов, не было бы никаких оснований заподозрить кого-нибудь из пассажиров.
It would be put down as an outside job, and the ‘small dark man with the womanish voice’ would actually have been seen by one or more of the passengers leaving the train, at Brod!
Решили бы, что кто-то проник в вагон, и вдобавок один, а может, и не один пассажир увидел бы, как «темноволосый мужчина небольшого роста с писклявым голосом» сошел с поезда в Броде, и ему-то и приписали бы убийство.
“I do not know exactly what happened when the conspirators discovered that this part of their plan was impossible owing to the accident to the train.
Не знаю точно, что произошло, когда заговорщики обнаружили, что эта часть их плана сорвалась из-за заносов.
There was, I imagine, a hasty consultation, and then they decided to go through with it.
Думаю, что, наспех посовещавшись, они решили все-таки привести приговор в исполнение.
It was true that now one and all of the passengers were bound to come under suspicion, but that possibility had already been foreseen and provided for.
The only additional thing to be done was to confuse the issue even further.
Правда, теперь могли заподозрить любого из них, но они это предвидели и на такой случай разработали ряд мер, еще больше запутывающих дело.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1