7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 148 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

On the other side of the sea, a bumpy sliver of dark land lay wrapped in mist, almost invisible.
На горизонте тянулась едва видимая, окутанная зыбкой дымкой, узенькая полоска земли.
He swam languorously out to the raft, held on a moment, and swam languorously back to where he could stand on the sand bar.
Йоссариан лениво подплыл к плоту, подержался за край и неторопливо поплыл обратно, покуда ноги не коснулись песчаного дна.
He submerged himself head first into the green water several times until he felt clean and wide-awake and then stretched himself out face down in the sand and slept until the planes returning from Bologna were almost overhead and the great, cumulative rumble of their many engines came crashing in through his slumber in an earth-shattering roar.
Здесь он несколько раз окунулся с головой в зеленоватую воду и почувствовал себя чистым и свежим.
Потом он растянулся на песке лицом вниз и заснул.
Мощный слитный гул десятков моторов ворвался в его сон, как грохот землетрясения: над самой головой шли самолеты, возвращавшиеся после налета на Болонью.
He woke up blinking with a slight pain in his head and opened his eyes upon a world boiling in chaos in which everything was in proper order.
Он проснулся, зажмурился от легкой головной боли и открыл глаза, чтобы взглянуть на мир, бурлящий в хаосе — хаосе, в котором царил свой порядок.
He gasped in utter amazement at the fantastic sight of the twelve flights of planes organized calmly into exact formation.
И ахнул от изумления при виде фантастического зрелища: двенадцать звеньев шли спокойно и уверенно, строго выдерживая строй.
The scene was too unexpected to be true.
There were no planes spurting ahead with wounded, none lagging behind with damage.
No distress flares smoked in the sky.
Картина была слишком необычная, чтобы в нее можно было поверить: не видно было даже самолетов с ранеными, торопившихся первыми зайти на посадку; не было поврежденных самолетов, плетущихся в хвосте; не было в воздухе и дыма сигнальных аварийных ракет.
No ship was missing but his own.
Все машины были на месте, — кроме его собственной.
For an instant he was paralyzed with a sensation of madness.
На мгновение он оцепенел: он почувствовал, что сходит с ума.
Then he understood, and almost wept at the irony.
Когда он понял, какую злую шутку сыграла с ним судьба, он чуть не расплакался.
The explanation was simple: clouds had covered the target before the planes could bomb it, and the mission to Bologna was still to be flown.
Он понял, что, видимо, облака закрыли цель до того, как самолеты успели сбросить бомбы, и, стало быть, налет на Болонью придется повторить.
He was wrong.
Йоссариан ошибся.
There had been no clouds.
Облаков не было.
Bologna had been bombed.
Бомбы сбросили.
Bologna was a milk run.
There had been no flak there at all.
Слетали спокойно, как «за молоком», — вражеских зениток в Болонье не оказалось вообще.
Piltchard & Wren Captain Piltchard and Captain Wren, the inoffensive joint squadron operations officers, were both mild, soft-spoken men of less than middle height who enjoyed flying combat missions and begged nothing more of life and Colonel Cathcart than the opportunity to continue flying them.
15.
Пилтчард и Рен
Штабные офицеры — капитан Пилтчард и капитан Рен — отвечали за координацию совместных боевых действий всех звеньев эскадрильи.
Оба — невысокого роста, оба — незлобивые и спокойные, они обожали летать на боевые задания и молили судьбу и полковника Кэткарта не лишать их и впредь такого удовольствия.
They had flown hundreds of combat missions and wanted to fly hundreds more.
Они уже сделали сотню боевых вылетов и жаждали налетать еще одну.
They assigned themselves to every one.
Они сами себя назначали на каждый вылет.
Nothing so wonderful as war had ever happened to them before; and they were afraid it might never happen to them again.
Война была самым лучшим событием в их жизни, и они боялись, что ничего подобного с ними больше не повторится.
They conducted their duties humbly and reticently, with a minimum of fuss, and went to great lengths not to antagonize anyone.
Они исполняли свои обязанности скромно, сдержанно, без шума, изо всех сил стараясь ни с кем не портить добрых отношений.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1