7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2023 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 205 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Yossarian.’
Его фамилия Йоссариан, сэр.
The colonel glanced up quickly with a start of vague recognition.
Полковник быстро поднял глаза, что-то смутно припоминая.
‘Who?’ he asked in alarm.
— Кто? — тревожно спросил он.
‘Yossarian, sir.’
— Йоссариан, сэр.
‘Yossarian?’
— Йоссариан?
‘Yes, sir.
Yossarian.
— Да, сэр, Йоссариан.
He’s in a very bad way, sir.
Его дела обстоят очень неважно, сэр.
I’m afraid he won’t be able to suffer much longer without doing something desperate.’
Боюсь, что у него не хватит сил больше мучиться и он решится на какой-нибудь отчаянный поступок.
‘Is that a fact, Chaplain?’
— В самом деле, капеллан?
‘Yes, sir.
I’m afraid it is.’
— Да, сэр, боюсь, что да.
The colonel thought about it in heavy silence for a few moments.
Несколько секунд полковник предавался тяжким раздумьям.
‘Tell him to trust in God,’ he advised finally.
— Передайте ему, что бог его не оставит, — посоветовал он наконец.
‘Thank you, sir,’ said the chaplain.
— Благодарю вас, сэр, — сказал капеллан.
‘I will.’
— Передам.
Corporal Whitcomb The late-August morning sun was hot and steamy, and there was no breeze on the balcony.
20.
Капрал Уитком
Августовское утро было жарким и душным.
На открытой галерее не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка.
The chaplain moved slowly.
He was downcast and burdened with self-reproach when he stepped without noise from the colonel’s office on his rubber-soled and rubber-heeled brown shoes.
Выйдя из кабинета полковника, капеллан, подавленный, недовольный собой, медленно брел по галерее, бесшумно ступая коричневыми башмаками на резиновых подошвах.
He hated himself for what he construed to be his own cowardice.
Он жестоко казнил себя за трусость.
He had intended to take a much stronger stand with Colonel Cathcart on the matter of the sixty missions, to speak out with courage, logic and eloquence on a subject about which he had begun to feel very deeply.
Он собирался держаться с полковником Кэткартом твердо, хотел говорить смело, логично, красноречиво, потому что принимал близко к сердцу вопрос о норме боевых вылетов.
Instead he had failed miserably, had choked up once again in the face of opposition from a stronger personality.
А вместо этого, столкнувшись с более сильной личностью, потерял дар речи и стушевался самым жалким образом.
It was a familiar, ignominious experience, and his opinion of himself was low.
Хорошо знакомое чувство стыда жгло душу.
He choked up even more a second later when he spied Colonel Korn’s tubby monochrome figure trotting up the curved, wide, yellow stone staircase toward him in lackadaisical haste from the great dilapidated lobby below with its lofty walls of cracked dark marble and circular floor of cracked grimy tile.
Он был весьма низкого мнения о себе.
Секундой позже, заметив бочкообразную бесцветную фигуру подполковника Корна, он вторично потерял дар речи.
Подполковник вышел из обветшалого вестибюля, высокие стены которого были облицованы темным, потрескавшимся мрамором, а затоптанный пол выложен потрескавшимися плитками.
С претензией на грациозность Корн рысцой взбегал по витой широкой лестнице из желтого камня.
The chaplain was even more frightened of Colonel Korn than he was of Colonel Cathcart.
Подполковника Корна капеллан боялся даже больше, чем полковника Кэткарта.
The swarthy, middle-aged lieutenant colonel with the rimless, icy glasses and faceted, bald, domelike pate that he was always touching sensitively with the tips of his splayed fingers disliked the chaplain and was impolite to him frequently.
Смуглый, средних лет, в холодно поблескивающих очках без оправы, с лысым, шишковатым, куполообразным черепом, который он то и дело осторожно потрагивал кончиками крючковатых пальцев, подполковник не любил капеллана и не баловал его любезным обхождением.
He kept the chaplain in a constant state of terror with his curt, derisive tongue and his knowing, cynical eyes that the chaplain was never brave enough to meet for more than an accidental second.
Его короткие циничные замечания и насмешливый, проницательный взгляд заставляли капеллана трепетать.
Случайно встретившись с Корном взглядом, капеллан выдерживал не долее секунды и тут же отводил глаза.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1