7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 403 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

‘It will be better for you.’
— Так оно для вас будет лучше.
‘It isn’t necessary to call me Father,’ said the chaplain.
— Вовсе не обязательно называть меня святым отцом.
‘I’m not a Catholic.’
Я не католик.
‘Neither am I, Father,’ said the major.
— И я тоже, святой отец, — сказал майор.
‘It’s just that I’m a very devout person, and I like to call all men of God Father.’
— Просто я очень благочестивый человек, и мне нравится называть всех служителей господа святыми отцами.
‘He doesn’t even believe there are atheists in foxholes,’ the colonel mocked, and nudged the chaplain in the ribs familiarly.
— Наш майор считает, что в окопах не встретишь неверующих, — поддел майора полковник и фамильярно ткнул капеллана кулаком в бок.
‘Go on, Chaplain, tell him.
— Ну-ка, капеллан, просветите его.
Are there atheists in foxholes?’
В окопах попадаются неверующие, а?
‘I don’t know, sir,’ the chaplain replied.
‘I’ve never been in a foxhole.’
— Не знаю, сэр, — ответил капеллан, — мне не приходилось бывать в окопах.
The officer in front swung his head around swiftly with a quarrelsome expression.
Офицер с переднего сиденья круто обернулся и вызывающе спросил:
‘You’ve never been in heaven either, have you?
— Но ведь на небесах-то вам тоже не приходилось бывать!
But you know there’s a heaven, don’t you?’
А ведь вы знаете, что небеса есть, а?
‘Or do you?’ said the colonel.
— Или не знаете? — спросил полковник.
‘That’s a very serious crime you’ve committed, Father,’ said the major.
— Вы совершили очень тяжкое преступление, святой отец, — сказал майор.
‘What crime?’
— Какое преступление?
‘We don’t know yet,’ said the colonel.
— Этого мы пока не знаем, — сказал полковник.
‘But we’re going to find out.
— Но намерены выяснить.
And we sure know it’s very serious.’
Одно лишь мы знаем наверняка: преступление ваше весьма серьезно.
The car swung off the road at Group Headquarters with a squeal of tires, slackening speed only slightly, and continued around past the parking lot to the back of the building.
Скрипнув шинами, автомобиль свернул с дороги и, слегка замедлив ход, подкатил к штабу полка, а затем, обогнув здание, — к черному ходу.
The three officers and the chaplain got out.
In single file, they ushered him down a wobbly flight of wooden stairs leading to the basement and led him into a damp, gloomy room with a low cement ceiling and unfinished stone walls.
Офицеры вышли из машины и препроводили капеллана по шаткой деревянной лестнице вниз, в подвал — сырую, мрачную комнату с низким цементным потолком и неоштукатуренной каменной стеной.
There were cobwebs in all the corners.
По углам свисала паутина.
A huge centipede blew across the floor to the shelter of a water pipe.
Огромная сороконожка промчалась по полу и скрылась под водопроводной трубой.
They sat the chaplain in a hard, straight-backed chair that stood behind a small, bare table.
Капеллана усадили на жесткий стул с прямой спинкой напротив пустого маленького столика.
‘Please make yourself comfortable, Chaplain,’ invited the colonel cordially, switching on a blinding spotlight and shooting it squarely into the chaplain’s face.
He placed a set of brass knuckles and box of wooden matches on the table.
— Пожалуйста, располагайтесь поудобней, капеллан, — сердечно предложил полковник, включая ослепительно яркую лампу и направляя ее свет в лицо капеллану Он положил на стол медный кастет и коробок спичек.
‘We want you to relax.’
— Будьте как дома.
The chaplain’s eyes bulged out incredulously.
Глаза у капеллана полезли на лоб.
His teeth chattered and his limbs felt utterly without strength.
He was powerless.
They might do whatever they wished to him, he realized; these brutal men might beat him to death right there in the basement, and no one would intervene to save him, no one, perhaps, but the devout and sympathetic major with the sharp face, who set a water tap dripping loudly into a sink and returned to the table to lay a length of heavy rubber hose down beside the brass knuckles.
Зубы начали выбивать мелкую дробь, руки и ноги стали ватными, слабость разлилась по телу Он понимал, что теперь они могут делать с ним все, что им заблагорассудится.
Здесь, в подвале, эти жестокие люди могли избить его до смерти, и никто не вмешается и не спасет его, никто, кроме разве этого набожного, благожелательного, остролицего майора.
Между тем благожелательный майор приоткрыл водопроводный кран так, чтобы вода с шумом лилась в раковину, и, вернувшись, положил на стол рядом с медным кастетом длинный тяжелый резиновый шланг.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1