7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 426 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

It began to look as if they would have to do something like that.
Похоже было на то, что власти собирались предпринять что-нибудь в этом духе.
They did not want to court-martial him for desertion in the face of the enemy because a hundred and thirty-five miles away from the enemy could hardly be called the face of the enemy, and because Yossarian was the one who had finally knocked down the bridge at Ferrara by going around twice over the target and killing Kraft—he was always almost forgetting Kraft when he counted the dead men he knew.
But they had to do something to him, and everyone waited grimly to see what horrible thing it would be.
Они явно не намеревались предавать его военно-полевому суду за дезертирство перед лицом неприятеля, потому что до лица ближайшего неприятеля было ни много ни мало — сто тридцать пять миль.
Кроме того, именно Йоссариан разнес вдребезги мост у Феррары при вторичном заходе на цель. (При этом погиб Крафт.
Когда Йоссариан пересчитывал покойников из числа знакомых, он всегда забывал приплюсовать Крафта.) Но ведь какие-то меры они были обязаны применить к нему, и вся эскадрилья мрачно ждала, что на Йоссариана обрушатся адские кары.
During the day, they avoided him, even Aarfy, and Yossarian understood that they were different people together in daylight than they were alone in the dark.
Днем Йоссариана избегали все, даже Аарфи.
Йоссариан понял, что люди на виду, средь бела дня, — это одно, а в одиночку, под покровом темноты, — совсем другое.
He did not care about them at all as he walked about backward with his hand on his gun and awaited the latest blandishments, threats and inducements from Group each time Captains Piltchard and Wren drove back from another urgent conference with Colonel Cathcart and Colonel Korn.
Впрочем, это его мало заботило.
Когда он маршировал задом наперед, с рукой — на пистолете, его куда больше волновало, как и чем его будут стращать, умасливать и соблазнять капитаны Пилтчард и Рен после очередного срочного совещания с полковником Кэткартом и подполковником Корном.
Hungry Joe was hardly around, and the only other person who ever spoke to him was Captain Black, who called him
Заморыш Джо часто отлучался из части, и капитан Блэк был единственным, кто разговаривал с Йоссарианом.
‘Old Blood and Guts’ in a merry, taunting voice each time he hailed him and who came back from Rome toward the end of the week to tell him Nately’s whore was gone.
Приветствуя его, он неизменно называл Йоссариана старым мешком с костями.
В конце недели капитан Блэк вернулся из Рима и сообщил Йоссариану, что нейтлева девица куда-то пропала.
Yossarian turned sorry with a stab of yearning and remorse.
Сердце Йоссариана защемило, он почувствовал тоску и угрызения совести.
He missed her.
‘Gone?’ he echoed in a hollow tone.
— Пропала? — откликнулся он равнодушно.
‘Yeah, gone.’
— Ага, пропала.
Captain Black laughed, his bleary eyes narrow with fatigue and his peaked, sharp face sprouting as usual with a sparse reddish-blond stubble.
He rubbed the bags under his eyes with both fists.
— Капитан Блэк засмеялся.
Его затуманенные глаза устало сощурились.
Он потер кулаками мешочки под глазами.
Щеки его покрывала редкая светло-рыжая щетина.
‘I thought I might as well give the stupid broad another boff just for old times’ sake as long as I was in Rome anyway.
You know, just to keep that kid Nately’s body spinning in his grave, ha, ha!
— А я-то собирался тряхнуть стариной и отколоть в Риме какой-нибудь номер с этой безмозглой фифой, как бывало.
Наш милый мальчик Нейтли небось бы перевернулся в гробу, ха-ха-ха!
Remember the way I used to needle him?
Помнишь, как я раньше изводил его?
But the place was empty.’
А теперь — все…
‘Was there any word from her?’ prodded Yossarian, who had been brooding incessantly about the girl, wondering how much she was suffering, and feeling almost lonely and deserted without her ferocious and unappeasable attacks.
— И что ж о ней — ни слуху ни духу? — допытывался Йоссариан.
Мысль о нейтлевой девице не выходила у него из головы.
Он постоянно думал о том, как несладко ей теперь.
Без ее свирепых, отчаянных атак он чувствовал себя одиноким и заброшенным.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1