7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 92 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Few people ever dared approach Major—de Coverley about anything and the only officer foolish enough to pitch one of his horseshoes was stricken the very next day with the worst case of Pianosan crud that Gus or Wes or even Doc Daneeka had ever seen or even heard about.
Мало кто отваживался подступаться к майору де Каверли по какому бы то ни было поводу, а один офицер, у которого хватило глупости подойти и метнуть подкову, на следующий день был наказан такой тяжелой и редкой разновидностью прострела, о которой ни Гас, ни Уэс, ни даже сам доктор Дейника слыхом не слыхали.
Everyone was positive the disease had been inflicted upon the poor officer in retribution by Major—de Coverley, although no one was sure how.
Все были уверены, что хворобу на бедного офицера накликал майор де Каверли в отместку за вчерашнюю подкову, но как ему удалось это сделать — никто не знал.
Most of the official documents that came to Major Major’s desk did not concern him at all.
Большинство официальных документов, поступавших к майору Майору, не имели к нему абсолютно никакого касательства.
The vast majority consisted of allusions to prior communications which Major Major had never seen or heard of.
Эти бумаги содержали главным образом ссылки на какие‑то предшествующие им другие бумаги, которых майор Майор и в глаза не видел.
There was never any need to look them up, for the instructions were invariably to disregard.
Поднимать же и изучать старую переписку тоже не было никакого резона, поскольку инструкция предписывала игнорировать предыдущие указания и действовать только на основании самого последнего приказа.
In the space of a single productive minute, therefore, he might endorse twenty separate documents each advising him to pay absolutely no attention to any of the others.
Когда майор Майор бывал в ударе, он мог за одну минуту расписаться на двадцати различных циркулярах, каждый из которых требовал не обращать никакого внимания на все предшествующие.
From General Peckem’s office on the mainland came prolix bulletins each day headed by such cheery homilies as
С Большой земли, из штаба генерала Пеккема, каждый день поступали многословные бюллетени под бодрыми, вдохновляющими и мобилизующими заголовками, как, например:
‘Procrastination is the Thief of Time’ and
‘Cleanliness is Next to Godliness.’
«Боритесь с волокитой — расхитительницей времени!» или
«Боритесь за чистоту — бог чистоту любит!»
General Peckem’s communications about cleanliness and procrastination made Major Major feel like a filthy procrastinator, and he always got those out of the way as quickly as he could.
Призывы генерала Пеккема блюсти чистоту и бороться с волокитой вдохновляли майора Майора: он без всякой волокиты расписывался на этих призывах и очищал от них стол как можно быстрее.
The only official documents that interested him were those occasional ones pertaining to the unfortunate second lieutenant who had been killed on the mission over Orvieto less than two hours after he arrived on Pianosa and whose partly unpacked belongings were still in Yossarian’s tent.
Внимание майора Майора задерживалось лишь на документах, касающихся несчастного лейтенанта, который погиб во время налета на Орвьетто менее чем через два часа после своего прибытия в часть.
Вещи его, не полностью распакованные, до сих пор валялись в палатке Йоссариана.
Since the unfortunate lieutenant had reported to the operations tent instead of to the orderly room, Sergeant Towser had decided that it would be safest to report him as never having reported to the squadron at all, and the occasional documents relating to him dealt with the fact that he seemed to have vanished into thin air, which, in one way, was exactly what did happen to him.
Поскольку несчастный лейтенант доложил о своем прибытии не дежурному по части, а в оперативном отделении, сержант Таусер решил, что спокойней будет на все запросы о нем отвечать, что вышеозначенный лейтенант в эскадрилью вообще не прибывал.
Из скудной переписки по этому поводу возникало впечатление, будто лейтенант бесследно растворился в прозрачной синеве, что, кстати, некоторым образом соответствовало действительности.
In the long run, Major Major was grateful for the official documents that came to his desk, for sitting in his office signing them all day long was a lot better than sitting in his office all day long not signing them.
В конечном счете майор Майор был даже доволен, что ему приносят на подпись разные официальные бумаги: сидеть с утра до вечера за письменным столом и подмахивать бумаги куда приятнее, чем сидеть с утра до вечера за письменным столом и не подмахивать бумаг.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1