4#

Униженные и оскорбленные. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Униженные и оскорбленные". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 363 из 428  ←предыдущая следующая→ ...

I remember he begged her to forgive him, to forgive him for his love, and for all the injury he had done her, to forgive his infidelities, his love for Katya, his going away . . . he spoke incoherently, his tears choked him.
Помню, он просил простить ему, простить ему и любовь эту и все, чем он оскорблял ее в это время, свои измены, свою любовь к Кате, отъезд… Он говорил бессвязно, слезы душили его.
He sometimes began suddenly trying to comfort her, saying that he was only going away for a month, or at the most five weeks; that he would be back in the summer, when they would be married, and that his father would consent, and above all that the day after tomorrow he would come back from Moscow, and then they would have four whole days together again, so now they were only being parted for one day....
Иногда он вдруг принимался утешать ее, говорил, что едет только на месяц или много что на пять недель, что приедет летом, тогда будет их свадьба, и отец согласится, и, наконец, главное, что ведь он послезавтра приедет из Москвы, и тогда целых четыре дня они еще пробудут вместе и что, стало быть, теперь расстаются на один только день…
It was strange!
He fully believed in what he said, and that he would certainly return from Moscow in two days....
My then was he so miserable and crying?
Странное дело: сам он был вполне уверен, что говорит правду и что непременно послезавтра воротится из Москвы… Чего же сам он так плакал и мучился?
At last eleven o’clock struck.
Наконец, часы пробили одиннадцать.
It was with difficulty I persuaded him to go.
Я насилу мог уговорить его ехать.
The Moscow train left exactly at midday.
Московский поезд отправлялся ровно в двенадцать.
There was only an hour left.
Оставался один час.
Natasha said afterwards that she did not remember how she had looked at him for the last time.
Наташа мне сама потом говорила, что не помнит, как последний раз взглянула на него.
I remember that she made the sign of the cross over him, kissed him, and hiding her face in her hands rushed back into the room.
Помню, что она перекрестила его, поцеловала и, закрыв руками лицо, бросилась назад в комнату.
I had to see Alyosha all the way downstairs to his carriage, or he would certainly have returned and never have reached the bottom.
Мне же надо было проводить Алешу до самого экипажа, иначе он непременно бы воротился и никогда бы не сошел с лестницы.
“You are our only hope,” he said, as we went downstairs.
— Вся надежда на вас, — говорил он мне, сходя вниз. 
“Dear Vanya!
— Друг мой, Ваня!
I have injured you, and can never deserve your love; but always be a brother to me; love her, do not abandon her, write to me about everything as fully, as minutely as possible, write as much as you can.
Я перед тобой виноват и никогда не мог заслужить твоей любви, но будь мне до конца братом: люби ее, не оставляй ее, пиши мне обо всем как можно подробнее и мельче, как можно мельче пиши, чтоб больше уписалось.
The day after tomorrow I shall be here again for certain; for certain; for certain!
Послезавтра я здесь опять, непременно, непременно!
But afterwards, when I go away, write to me!”
Но потом, когда я уеду, пиши!
I helped him into his carriage.
Я посадил его на дрожки.
“Till the day after tomorrow,” he shouted to me as he drove off.
— До послезавтра! — закричал он мне с дороги. 
“For certain!”
— Непременно!
With a sinking heart I went upstairs, back to Natasha.
С замиравшим сердцем воротился я наверх к Наташе.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1