StudyEnglishWords

5#

Хижина дяди Тома. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Хижина дяди Тома". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 111 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

A very heavy mat of sandy hair, in a decidedly tousled condition, and a beard of some days' growth, gave the worthy man an appearance, to say the least, not particularly prepossessing.
Несколько мгновений он стоял, держа в руках светильник и глядя на приезжих с видом такой растерянности и недоумения, которые могли показаться даже забавными.
He stood for a few minutes holding the candle aloft, and blinking on our travellers with a dismal and mystified expression that was truly ludicrous.
Сенатору пришлось потратить немало усилий, пока он ему объяснил, в чем дело.
В то время как мистер Берд изощряется в красноречии, мы постараемся познакомить читателей с этим новым действующим лицом.
It cost some effort of our senator to induce him to comprehend the case fully; and while he is doing his best at that, we shall give him a little introduction to our readers.
Честнейший Джон ван Тромп был некогда богатым фермером и владельцем значительного числа рабов в Кентукки.
Honest old John Van Trompe was once quite a considerable land-owner and slave-owner in the State of Kentucky.
Но «медвежьей в нем была лишь шкура», ибо природа одарила его добрым сердцем и великодушием.
Человеколюбивый и отзывчивый, он долго оставался бессильным свидетелем того, что происходило кругом, и наблюдал за печальными результатами, которые приносила система – одинаково вредная как для угнетенных, так и для самих угнетателей.
Having "nothing of the bear about him but the skin," and being gifted by nature with a great, honest, just heart, quite equal to his gigantic frame, he had been for some years witnessing with repressed uneasiness the workings of a system equally bad for oppressor and oppressed.
В конце концов терпение его иссякло.
Он перебрался через Огайо, купил значительный участок земли и, вернувшись, освободил своих рабов – мужчин, женщин и детей, усадил их в повозки и отправил в свои владения по ту сторону реки.
Сам же направился ближе к устью реки и поселился в уединенной усадьбе.
At last, one day, John's great heart had swelled altogether too big to wear his bonds any longer; so he just took his pocket-book out of his desk, and went over into Ohio, and bought a quarter of a township of good, rich land, made out free papers for all his people,-men, women, and children,-packed them up in wagons, and sent them off to settle down; and then honest John turned his face up the creek, and sat quietly down on a snug, retired farm, to enjoy his conscience and his reflections.
– Скажите, – без обиняков спросил сенатор, – решитесь ли вы дать приют несчастной женщине и ребенку, которых преследуют охотники за невольниками?
"Are you the man that will shelter a poor woman and child from slave-catchers?" said the senator, explicitly.
– Полагаю, что да, – ответил Джон решительно.
"I rather think I am," said honest John, with some considerable emphasis.
– Я тоже так полагал, – сказал сенатор.
"I thought so,"' said the senator.
– Если они явятся сюда, – произнес Джон, выпрямляясь так, что все мускулы его атлетического тела заиграли, – им придется иметь дело со мной!
А затем, у меня семеро сыновей, все шести футов ростом, они тоже будут рады встретить этих господ.
"If there's anybody comes," said the good man, stretching his tall, muscular form upward, "why here I'm ready for him: and I've got seven sons, each six foot high, and they'll be ready for 'em.
Передайте им от нас привет.
Пусть сунутся сюда, если захотят… И чем скорее, тем лучше.
Нам все равно.
Он расчесал пальцами копну волос, покрывавших его голову, словно соломенная крыша, и разразился веселым смехом.
Give our respects to 'em," said John; "tell 'em it's no matter how soon they call,-make no kinder difference to us," said John, running his fingers through the shock of hair that thatched his head, and bursting out into a great laugh.
Еле передвигая ноги, полумертвая от усталости, Элиза с трудом дотащилась до дверей, держа на руках спящего ребенка.
скачать в HTML/PDF
share