StudyEnglishWords

5#

Хижина дяди Тома. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Хижина дяди Тома". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 386 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

I'd rather she'd kill me, right out."
Мисс Офелия сидела, в нерешительности держа бумажку в руках.
Miss Ophelia stood considering, with the paper in her hand.
– Видите, мисс Фили, – продолжала между тем Роза срывающимся голосом, – я не кнута боюсь… если бы секли меня вы или миссис Мари… Но ведь пороть меня будет мужчина, да еще такой ужасный!
О мисс Фили, стыд, стыд-то какой!
"You see, Miss Feely," said Rosa,
"I don't mind the whipping so much, if Miss Marie or you was to do it; but, to be sent to a man! and such a horrid man,-the shame of it, Miss Feely!"
Мисс Офелии и до этого было известно, что существовал общепринятый обычай посылать женщин и даже молодых девушек в специальные заведения, где их пороли мужчины, достаточно подлые и гнусные, чтобы заниматься таким ремеслом.
Miss Ophelia well knew that it was the universal custom to send women and young girls to whipping-houses, to the hands of the lowest of men,-men vile enough to make this their profession,-there to be subjected to brutal exposure and shameful correction.
Поэтому, когда к ней прибежала Роза, в душе мисс Офелии вспыхнуло чувство оскорбленной женской чести.
She had known it before; but hitherto she had never realized it, till she saw the slender form of Rosa almost convulsed with distress.
Но, как всегда, осторожная и умеющая владеть собой, она сдержалась.
All the honest blood of womanhood, the strong New England blood of liberty, flushed to her cheeks, and throbbed bitterly in her indignant heart; but, with habitual prudence and self-control, she mastered herself, and, crushing the paper firmly in her hand, she merely said to Rosa,
– Побудь здесь, дитя мое, – сказала она внешне спокойно, скомкав в руке бумажку, – я попробую поговорить с твоей госпожой.
"Sit down, child, while I go to your mistress."
– Позор!
Возмутительно, чудовищно! – шептала она, направляясь в комнату Мари.
"Shameful! monstrous! outrageous!" she said to herself, as she was crossing the parlor.
Она застала Мари сидящей в глубоком кресле.
Мэмми расчесывала ей волосы, Джэн растирала ноги.
She found Marie sitting up in her easy-chair, with Mammy standing by her, combing her hair; Jane sat on the ground before her, busy in chafing her feet.
– Как вы чувствуете себя сегодня? – спросила мисс Офелия.
"How do you find yourself, today?" said Miss Ophelia.
Глубокий вздох, глаза полузакрылись – таков был первый ответ Мари.
A deep sigh, and a closing of the eyes, was the only reply, for a moment; and then Marie answered,
– О, я и сама не знаю, кузина, – томно произнесла она спустя несколько мгновений. – Не хуже, чем мне вообще дано себя чувствовать… – И она вытерла глаза батистовым платочком с черной каймой в палец шириной.
"O, I don't know, Cousin; I suppose I'm as well as I ever shall be!" and Marie wiped her eyes with a cambric handkerchief, bordered with an inch deep of black.
– Я зашла к вам, – начала мисс Офелия с тем легким и сухим покашливанием, которое нередко служит предисловием к затруднительному разговору, – я зашла к вам поговорить об этой несчастной Розе…
"I came," said Miss Ophelia, with a short, dry cough, such as commonly introduces a difficult subject,-"I came to speak with you about poor Rosa."
Глаза Мари широко раскрылись, кровь залила ее бледные щеки, и она резким тоном произнесла:
Marie's eyes were open wide enough now, and a flush rose to her sallow cheeks, as she answered, sharply,
– Не понимаю!
В чем дело?
скачать в HTML/PDF
share