StudyEnglishWords

5#

Хижина дяди Тома. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Хижина дяди Тома". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 499 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

By stealth, there had been there, in the darkness of the night, poor desolated creatures, who stole from their scanty hours' rest, that they might repay to him some of those ministrations of love in which he had always been so abundant.
Бедные люди, что могли они ему дать?
Глоток воды?
Но подносили они ему этот глоток от сердца, переполненного жалостью к его страданиям.
Truly, those poor disciples had little to give,-only the cup of cold water; but it was given with full hearts.
На лицо Тома капали их слезы, слезы сострадания и благодарности.
Tears had fallen on that honest, insensible face,-tears of late repentance in the poor, ignorant heathen, whom his dying love and patience had awakened to repentance, and bitter prayers, breathed over him to a late-found Saviour, of whom they scarce knew more than the name, but whom the yearning ignorant heart of man never implores in vain.
В одну из ночей Касси выскользнула из своего убежища и, невзирая на опасность, пробралась в сарай, где, как она узнала из случайно услышанного разговора, лежал умирающий Том, принесший себя в жертву ради нее и Эмелины.
Ее тронули последние слова, слова любви и жалости к своим несчастным товарищам, которые произносили холодеющие уста Тома.
Впервые за долгие годы эта суровая и гордая женщина изливала свое горе в слезах.
Cassy, who had glided out of her place of concealment, and, by overhearing, learned the sacrifice that had been made for her and Emmeline, had been there, the night before, defying the danger of detection; and, moved by the last few words which the affectionate soul had yet strength to breathe, the long winter of despair, the ice of years, had given way, and the dark, despairing woman had wept and prayed.
Войдя в сарай, Джордж почувствовал, что у него кружится голова.
When George entered the shed, he felt his head giddy and his heart sick.
– Возможно ли?!
Возможно ли, мой дорогой дядя Том!
Старый мой дядя Том! – проговорил он, опускаясь на колени около своего старого друга.
"Is it possible,-is it possible?" said he, kneeling down by him.
"Uncle Tom, my poor, poor old friend!"
В этом голосе было нечто такое, что проникло в душу умирающего.
Something in the voice penetrated to the ear of the dying.
Том повернул голову и прошептал:
He moved his head gently, smiled, and said,
– Смертное ложе мое, по воле господней, стало мягче пуха…
"Jesus can make a dying-bed
Feel soft as down pillows are."
Джордж склонился к бедному рабу, и из глаз его хлынули слезы, делавшие честь его мужественному сердцу.
Tears which did honor to his manly heart fell from the young man's eyes, as he bent over his poor friend.
– Дядя Том, дорогой друг мой!
Очнись!
Скажи хоть что-нибудь… Взгляни на меня!
"O, dear Uncle Tom! do wake,-do speak once more!
Look up!
Ведь это я, Джордж, около тебя… Я, твой маленький Джордж!
Here's Mas'r George,-your own little Mas'r George.
Неужели ты не узнаешь меня?
скачать в HTML/PDF
share