StudyEnglishWords

5#

Хижина дяди Тома. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Хижина дяди Тома". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 50 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

"Mr. Haley," said Mr. Shelby, "if I did not think you had some cause for disappointment, I should not have borne from you the rude and unceremonious style of your entrance into my parlor this morning.
Ввиду того, однако, что нам нужно объясниться, я заранее предупреждаю вас, что не потерплю никаких намеков на то, будто я в этой истории играл какую-либо неблаговидную роль.
I say thus much, however, since appearances call for it, that I shall allow of no insinuations cast upon me, as if I were at all partner to any unfairness in this matter.
Я считаю, кроме того, своим долгом предоставить в ваше распоряжение моих лошадей и слуг и оказать вам помощь для поимки вашей собственности.
Moreover, I shall feel bound to give you every assistance, in the use of horses, servants, &c., in the recovery of your property.
Одним словом, Хеллей, – закончил он вдруг, переходя от ледяной официальности к своему обычному приветливому тону, – самое лучшее, что вы можете сделать, чтобы сохранить спокойствие духа, – это позавтракать.
Затем мы обдумаем, что можно еще предпринять.
So, in short, Haley," said he, suddenly dropping from the tone of dignified coolness to his ordinary one of easy frankness, "the best way for you is to keep good-natured and eat some breakfast, and we will then see what is to be done."
При этих словах своего супруга миссис Шельби поднялась и сказала, что неотложные дела вынуждают ее оставить их.
Поручив солидного вида мулатке позаботиться о завтраке, она удалилась.
Mrs. Shelby now rose, and said her engagements would prevent her being at the breakfast-table that morning; and, deputing a very respectable mulatto woman to attend to the gentlemen's coffee at the side-board, she left the room.
– Почтенная леди, по-видимому, недолюбливает вашего покорного слугу, – сказал Хеллей, пытаясь перейти на фамильярный тон.
"Old lady don't like your humble servant, over and above," said Haley, with an uneasy effort to be very familiar.
– Я не привык, чтобы так вольно выражались о моей жене, – сухо оборвал его Шельби.
"I am not accustomed to hear my wife spoken of with such freedom," said Mr. Shelby, dryly.
Хеллей принужденно засмеялся.
– Прошу извинения, – пробормотал он, – я, разумеется, пошутил.
"Beg pardon; of course, only a joke, you know," said Haley, forcing a laugh.
– Некоторые шутки производят неприятное впечатление, – сказал Шельби.
"Some jokes are less agreeable than others," rejoined Shelby.
– Проклятье!
Он чертовски зазнался с тех пор, как я подписал те бумаги, – неслышно прошипел Хеллей. – Ужасно заважничал со вчерашнего дня!..
"Devilish free, now I've signed those papers, cuss him!" muttered Haley to himself; "quite grand, since yesterday!"
Известие о падении полновластного министра не могло бы вызвать большего волнения, чем вызвало известие о судьбе дяди Тома среди его чернокожих товарищей на плантации.
Never did fall of any prime minister at court occasion wider surges of sensation than the report of Tom's fate among his compeers on the place.
Все говорили только о нем.
Ни в доме, ни в поле никто не работал: все были заняты разговорами о продаже Тома и бегстве Элизы.
It was the topic in every mouth, everywhere; and nothing was done in the house or in the field, but to discuss its probable results.
Eliza's flight-an unprecedented event on the place-was also a great accessory in stimulating the general excitement.
Черный Сэм, как его обычно звали, так как он был втрое чернее любого другого негра на плантации, обсуждал вопрос со всех сторон и со всех точек зрения, проявляя большую проницательность, но сводя все к тому, какое влияние это событие может оказать на его личное благополучие.
Black Sam, as he was commonly called, from his being about three shades blacker than any other son of ebony on the place, was revolving the matter profoundly in all its phases and bearings, with a comprehensiveness of vision and a strict lookout to his own personal well-being, that would have done credit to any white patriot in Washington.
– Плох ветер, который никуда не дует, это уж так, – заявил Сэм поучительно и подтянул штаны, с необычайной ловкостью заменив при этом длинным гвоздем недостающую пуговицу – операция, которая, к его удовольствию, полностью ему удалась.
скачать в HTML/PDF
share