5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 115 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

"Why, yes, it was about a will when it was about anything," he returned.
— Ну да, конечно, о завещании, — ответил он. 
"A certain Jarndyce, in an evil hour, made a great fortune, and made a great will.
— Некий Джарндис нажил огромное богатство и однажды в недобрый час оставил огромное путаное завещание.
In the question how the trusts under that will are to be administered, the fortune left by the will is squandered away; the legatees under the will are reduced to such a miserable condition that they would be sufficiently punished if they had committed an enormous crime in having money left them, and the will itself is made a dead letter.
Возник вопрос — как распорядиться завещанным имуществом, и вот на разрешение этого вопроса растрачивается все наследство; наследников так измучили, что, если бы стать наследником было все равно, что стать величайшим преступником, эти мучения послужили бы для них достаточной карой; а само завещание свелось к мертвой букве.
All through the deplorable cause, everything that everybody in it, except one man, knows already is referred to that only one man who don't know, it to find out--all through the deplorable cause, everybody must have copies, over and over again, of everything that has accumulated about it in the way of cartloads of papers (or must pay for them without having them, which is the usual course, for nobody wants them) and must go down the middle and up again through such an infernal country-dance of costs and fees and nonsense and corruption as was never dreamed of in the wildest visions of a witch's Sabbath.
С самого начала этой злополучной тяжбы все обстоятельства дела, о которых уже осведомлены все тяжущиеся, кроме одного, докладываются для ознакомления тому единственному, который о них еще не осведомлен; с самого начала этой злополучной тяжбы каждый тяжущийся вновь и вновь получает копии всех документов, которыми она обрастает (или не получает, как обычно и наблюдается, потому что никому эти копии не нужны, но тем не менее платит за них), а это целые возы бумаги; все вновь и вновь возвращается каждый тяжущийся к исходной точке в обстановке такой дьявольской свистопляски судебных издержек, пошлин, бессмыслицы и лихоимства, какая никому и не снилась, даже в самых диких видениях шабаша ведьм.
Equity sends questions to law, law sends questions back to equity; law finds it can't do this, equity finds it can't do that; neither can so much as say it can't do anything, without this solicitor instructing and this counsel appearing for A, and that solicitor instructing and that counsel appearing for B; and so on through the whole alphabet, like the history of the apple pie.
Суд справедливости запрашивает Суд общего права; Суд общего права, вместо ответа, запрашивает Суд справедливости; Суд общего права находит, что он не вправе поступить так; Суд справедливости находит, что по справедливости он не может поступить этак; причем ни тот, ни другой не решаются даже сознаться, что они бессильны что-нибудь сделать без того, чтобы этот поверенный не давал советов и этот адвокат не выступал от имени А, а тот поверенный не давал советов и тот адвокат не выступал от имени Б, и так далее вплоть до конца всей азбуки, как в детских стишках про
«Яблочный пирог».
And thus, through years and years, and lives and lives, everything goes on, constantly beginning over and over again, and nothing ever ends.
И так вот все это и тянется из года в год, из поколения в поколение, то и дело начинаясь сызнова и никогда не кончаясь.
And we can't get out of the suit on any terms, for we are made parties to it, and MUST BE parties to it, whether we like it or not.
И мы, тяжущиеся, никоим образом не можем избавиться от тяжбы, ибо нас сделали «сторонами в судебном деле», и мы вынуждены оставаться «сторонами», хотим мы или не хотим.
But it won't do to think of it!
Впрочем, лучше об этом не думать.
When my great uncle, poor Tom Jarndyce, began to think of it, it was the beginning of the end!"
Когда мой двоюродный дед, несчастный Том Джарндис, стал об этом думать, это было началом его конца!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1