StudyEnglishWords

5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 116 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

"The Mr. Jarndyce, sir, whose story I have heard?"
— Тот самый мистер Джарндис, сэр, о котором я слышала?
He nodded gravely.
Он хмуро кивнул.
"I was his heir, and this was his house, Esther.
— Я его наследник, Эстер, и это был его дом.
When I came here, it was bleak indeed.
Когда я здесь поселился, он и в самом деле был холодным.
He had left the signs of his misery upon it."
Хозяин оставил в нем следы своих несчастий.
"How changed it must be now!"
I said.
— Но как этот дом изменился теперь! — сказала я.
"It had been called, before his time, the Peaks.
— В старину он назывался
«Шпили».
He gave it its present name and lived here shut up, day and night poring over the wicked heaps of papers in the suit and hoping against hope to disentangle it from its mystification and bring it to a close.
Том Джарндис дал ему теперешнее название и жил здесь взаперти — день и ночь корпел над кипами проклятых бумаг, приобщенных к тяжбе, тщетно надеясь распутать ее и привести к концу.
In the meantime, the place became dilapidated, the wind whistled through the cracked walls, the rain fell through the broken roof, the weeds choked the passage to the rotting door.
Между тем дом обветшал, ветер, свистя, дул сквозь трещины в стенах, дождь лил сквозь дырявую кровлю, разросшиеся сорняки мешали подойти к полусгнившей двери.
When I brought what remained of him home here, the brains seemed to me to have been blown out of the house too, it was so shattered and ruined."
Когда я привез сюда домой останки покойного, мне почудилось, будто дом тоже пустил себе пулю в лоб — так он был запушен и разрушен.
He walked a little to and fro after saying this to himself with a shudder, and then looked at me, and brightened, and came and sat down again with his hands in his pockets.
Последние слова он произнес с дрожью в голосе, обращаясь словно не ко мне, а к себе самому, и прошелся раза два-три взад и вперед по комнате, потом взглянул на меня, повеселел и, подойдя ко мне, снова уселся, засунув руки в карманы.
"I told you this was the growlery, my dear.
— Вот видите, дорогая, — я же говорил вам, что эта комната — моя Брюзжальня.
Where was I?"
Так на чем я остановился?
I reminded him, at the hopeful change he had made in Bleak House.
Я напомнила ему о тех улучшениях, которые он здесь сделал, — ведь они совершенно преобразили Холодный дом.
"Bleak House; true.
— Да, верно, я говорил о Холодном доме.
There is, in that city of London there, some property of ours which is much at this day what Bleak House was then; I say property of ours, meaning of the suit's, but I ought to call it the property of costs, for costs is the only power on earth that will ever get anything out of it now or will ever know it for anything but an eyesore and a heartsore.
В Лондоне у нас есть недвижимое имущество, очень похожее теперь на Холодный дом, каким он был в те времена.
Когда я говорю, «наше имущество», я подразумеваю имущество, принадлежащее Тяжбе, но мне следовало бы сказать, что оно принадлежит Судебным пошлинам, так как Судебные пошлины — это единственная в мире сила, способная извлечь из него хоть какую-нибудь пользу, а людям оно только оскорбляет зрение и ранит сердце.
It is a street of perishing blind houses, with their eyes stoned out, without a pane of glass, without so much as a window-frame, with the bare blank shutters tumbling from their hinges and falling asunder, the iron rails peeling away in flakes of rust, the chimneys sinking in, the stone steps to every door (and every door might be death's door) turning stagnant green, the very crutches on which the ruins are propped decaying.
Это улица гибнущих слепых домов, глаза которых выбиты камнями, — улица, где окна — без единого стекла, без единой оконной рамы, а голые ободранные ставни срываются с петель и падают, разлетаясь на части; где железные перила изъедены пятнами ржавчины, а дымовые трубы провалились внутрь; где зеленая плесень покрыла камни каждого порога (а каждый порог может стать Порогом смерти), — улица, где рушатся даже подпорки, которые поддерживают эти развалины.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1