5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 162 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

"Oh, dear, yes, sir!
— Ну конечно, сэр.
Work of yours."
В том числе и ваши заказы.
"Thinking of more important matters, I forget where you said he lived?"
— Как вы сказали, где он живет?
Я задумался о более важных вопросах и прослушал.
"Across the lane, sir.
— По ту сторону Канцлерской улицы, сэр.
In fact, he lodges at a--" Mr. Snagsby makes another bolt, as if the bit of bread and buffer were insurmountable "--at a rag and bottle shop."
Говоря точнее, — мистер Снегсби снова делает глотательное движение, словно никак не может одолеть кусочек хлеба с маслом, — он снимает комнату у одного старьевщика.
"Can you show me the place as I go back?"
— Можете вы немного проводить меня и показать этот дом?
"With the greatest pleasure, sir!"
— С величайшим удовольствием, сэр!
Mr. Snagsby pulls off his sleeves and his grey coat, pulls on his black coat, takes his hat from its peg.
Мистер Снегсби снимает нарукавники и серый сюртук, надевает черный сюртук, снимает с вешалки свой цилиндр.
"Oh!
— А!
Here is my little woman!" he says aloud.
Вот и моя женушка, — говорит он громко. 
"My dear, will you be so kind as to tell one of the lads to look after the shop while I step across the lane with Mr. Tulkinghorn?
— Будь добра, дорогая, прикажи мальчику присмотреть за лавкой, покуда я провожу на ту сторону мистера Талкингхорна.
Mrs. Snagsby, sir--I shan't be two minutes, my love!"
Позвольте представить вам миссис Снегсби, сэр.. 
— Я вернусь сию минуту, душенька!
Mrs. Snagsby bends to the lawyer, retires behind the counter, peeps at them through the window-blind, goes softly into the back office, refers to the entries in the book still lying open.
Миссис Снегсби кланяется юристу, удаляется за прилавок, следит за спутниками из-за оконной занавески, крадется в заднюю комнатку, просматривает записи в книге, которая осталась открытой.
Is evidently curious.
Ее любопытство явно возбуждено.
"You will find that the place is rough, sir," says Mr. Snagsby, walking deferentially in the road and leaving the narrow pavement to the lawyer; "and the party is very rough.
— Дом, как вы сами увидите, сэр, очень уж неказистый, — говорит мистер Снегсби, почтительно уступив узкий мощеный тротуар юристу и шагая по мостовой, — да и человек этот, то есть переписчик, тоже очень неказистый.
But they're a wild lot in general, sir.
Впрочем, все они какие-то дикие, сэр.
The advantage of this particular man is that he never wants sleep.
Этот хорош хоть тем, что может совсем не спать.
He'll go at it right on end if you want him to, as long as ever you like."
Прикажите, и он будет писать без передышки.
It is quite dark now, and the gas-lamps have acquired their full effect.
Теперь уже совсем стемнело, и газовые фонари горят ярко.
Jostling against clerks going to post the day's letters, and against counsel and attorneys going home to dinner, and against plaintiffs and defendants and suitors of all sorts, and against the general crowd, in whose way the forensic wisdom of ages has interposed a million of obstacles to the transaction of the commonest business of life; diving through law and equity, and through that kindred mystery, the street mud, which is made of nobody knows what and collects about us nobody knows whence or how-- we only knowing in general that when there is too much of it we find it necessary to shovel it away--the lawyer and the law-stationer come to a rag and bottle shop and general emporium of much disregarded merchandise, lying and being in the shadow of the wall of Lincoln's Inn, and kept, as is announced in paint, to all whom it may concern, by one Krook.
Натыкаясь на клерков, спешащих отправить по почте дневную корреспонденцию, на адвокатов и поверенных, возвращающихся домой обедать, на истцов, ответчиков, всякого рода жалобщиков и толпу простых людей, чей путь вековая судебная мудрость перегородила миллионом препятствий и, мешая им выполнять их самые несложные будничные дела, заставляет этих людей вязнуть в трясине судов «общего права» и «справедливости» и в той родственной ей таинственной уличной грязи, которая создается неизвестно из чего и которой мы обрастаем неизвестно когда и как, — а мы вообще знаем о ней только то, что, когда ее накопится слишком много, мы считаем нужным ее отгрести, — натыкаясь на всех этих встречных, поверенный и владелец писчебумажной лавки подходят к лавке старьевщика — складу бросовых, никому не нужных товаров, — расположенной у стены Линкольнс-Инна и принадлежащей, как объясняет вывеска всем тем, кого это может интересовать, некоему Круку.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1