5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 227 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

He had a fur collar, and he had a padded breast to his coat, which only wanted a star or a broad blue ribbon to be complete.
Он носил пальто с меховым воротником, подбитое — для красоты — таким толстым слоем ваты на груди, что ей не хватало только орденской звезды или широкой голубой ленты.
He was pinched in, and swelled out, and got up, and strapped down, as much as he could possibly bear.
Телеса его были сдавлены, вдавлены, выдавлены, придавлены корсетом, насколько хватало сил терпеть.
He had such a neckcloth on (puffing his very eyes out of their natural shape), and his chin and even his ears so sunk into it, that it seemed as though be must inevitably double up if it were cast loose.
Он носил шейный платок (который завязал так туго, что глаза на лоб лезли) и так обмотал им шею, закрыв подбородок и даже уши, что, казалось, стоит этому платку развязаться, и мистер Тарвидроп весь поникнет.
He had under his arm a hat of great size and weight, shelving downward from the crown to the brim, and in his hand a pair of white gloves with which he flapped it as he stood poised on one leg in a high-shouldered, round-elbowed state of elegance not to be surpassed.
Он носил цилиндр огромного размера и веса, сужавшийся к полям, но сейчас держал его под мышкой и, похлопывая по нему белыми перчатками, стоял, опираясь всей тяжестью на одну ногу, высоко подняв плечи и округлив локти, — воплощение непревзойденной элегантности.
He had a cane, he had an eye-glass, he had a snuff-box, he had rings, he had wristbands, he had everything but any touch of nature; he was not like youth, he was not like age, he was not like anything in the world but a model of deportment.
Он носил тросточку, носил монокль, носил табакерку, носил перстни, носил белые манжеты, носил все, что можно было носить, но ничто в нем самом не носило отпечатка естественности; он не выглядел молодым человеком, он не выглядел пожилым человеком, он выглядел только образцом хорошего тона.
"Father!
— Папенька!
A visitor.
У нас гостья.
Miss Jellyby's friend, Miss Summerson."
Знакомая мисс Джеллиби, мисс Саммерсон.
"Distinguished," said Mr. Turveydrop, "by Miss Summerson's presence."
— Польщен, — проговорил мистер Тарвидроп, — посещением мисс Саммерсон.
As he bowed to me in that tight state, I almost believe I saw creases come into the whites of his eyes.
Весь перетянутый, он кланялся мне с такой натугой, что я боялась, как бы у него глаза не лопнули.
"My father," said the son, aside, to me with quite an affecting belief in him, "is a celebrated character.
— Папенька — знаменитость, — вполголоса сказал сын, обращаясь ко мне тоном, выдававшим его трогательную веру в отца. 
My father is greatly admired."
— Папенькой восхищаются все на свете.
"Go on, Prince!
— Продолжайте, Принц!
Go on!" said Mr. Turveydrop, standing with his back to the fire and waving his gloves condescendingly.
Продолжайте! — произнес мистер Тарвидроп, становясь спиной к камину и снисходительно помахивая перчатками. 
"Go on, my son!"
— Продолжай, сын мой!
At this command, or by this gracious permission, the lesson went on.
Выслушав это приказание, а может быть, милостивое разрешение, сын продолжал урок.
Prince Turveydrop sometimes played the kit, dancing; sometimes played the piano, standing; sometimes hummed the tune with what little breath he could spare, while he set a pupil right; always conscientiously moved with the least proficient through every step and every part of the figure; and never rested for an instant.
Принц Тарвидроп то играл на «киске» танцуя; то играл на рояле стоя; то слабым голоском — насколько хватало дыхания — напевал мелодию, поправляя позу ученицы; добросовестно проходил с неуспевающими все па и все фигуры танца и ни разу за все время не отдохнул.
His distinguished father did nothing whatever but stand before the fire, a model of deportment.
Его изысканный родитель ровно ничего не делал — только стоял спиною к камину, являя собой воплощение хорошего тона.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1