5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 313 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

Mrs. Snagsby and Mrs. Chadband are proceeding to grow shrill in indignation when Mr. Chadband quiets the tumult by lifting up his hand.
Миссис Снегсби и миссис Чедбенд чуть не взвизгивают от негодования, но мистер Чедбенд, подняв длань, успокаивает всеобщее волнение.
"My friends," says he,
— Друзья мои! — объясняет он. 
"I remember a duty unfulfilled yesterday.
— Я вспомнил сейчас, что не выполнил вчера одного своего нравственного долга.
It is right that I should be chastened in some penalty.
Справедливо, чтобы я за это понес какую-либо кару.
I ought not to murmur.
Мне не должно роптать.
Rachael, pay the eightpence!"
Рейчел, доплати восемь пенсов.
While Mrs. Snagsby, drawing her breath, looks hard at Mr. Snagsby, as who should say,
Пока миссис Снегсби, едва дыша, смотрит на мистера Снегсби жестким взглядом, как бы желая сказать:
"You hear this apostle!" and while Mr. Chadband glows with humility and train oil, Mrs. Chadband pays the money.
«Слышишь ты этого апостола!», а мистер Чедбенд блистает смирением и елейностью, миссис Чедбенд расплачивается.
It is Mr. Chadband's habit--it is the head and front of his pretensions indeed--to keep this sort of debtor and creditor account in the smallest items and to post it publicly on the most trivial occasions.
У мистера Чедбенда есть привычка — его излюбленный конек — сводить такого рода мелочные счеты публично и рисоваться этим по самым пустяковым поводам.
"My friends," says Chadband, "eightpence is not much; it might justly have been one and fourpence; it might justly have been half a crown.
— Друзья мои, — говорит Чедбенд, — восемь пенсов — это немного.
Справедливо было бы потребовать с меня лишний шиллинг и четыре пенса, справедливо было бы потребовать с меня полкроны.
O let us be joyful, joyful!
О, возликуем, возликуем!
O let us be joyful!"
О, возликуем!
With which remark, which appears from its sound to be an extract in verse, Mr. Chadband stalks to the table, and before taking a chair, lifts up his admonitory hand.
После этого пожелания, напоминающего отрывок из духовного стиха, мистер Чедбенд важно шествует к столу, но, прежде чем опуститься в кресло, поднимает длань, приступая к увещеванию.
"My friends," says he, "what is this which we now behold as being spread before us?
— Друзья мои? — начинает он, — что зрим мы ныне, расставленное перед нами?
Refreshment.
Угощение.
Do we need refreshment then, my friends?
Нуждаемся ли мы в угощении, друзья мои?
We do.
Нуждаемся.
And why do we need refreshment, my friends?
А почему мы нуждаемся в угощении, друзья мои?
Because we are but mortal, because we are but sinful, because we are but of the earth, because we are not of the air.
Потому что мы смертны, потому что мы грешны, потому что мы принадлежим Земле, потому что мы не принадлежим воздуху.
Can we fly, my friends?
Можем ли мы летать, друзья мои?
We cannot.
Не можем.
Why can we not fly, my friends?"
Почему же не можем мы летать, друзья мои?
Mr. Snagsby, presuming on the success of his last point, ventures to observe in a cheerful and rather knowing tone,
Мистер Снегсби, памятуя успех своего давешнего выступления, решается ответить бодрым тоном знатока:
"No wings."
«Крыльев нет».
But is immediately frowned down by Mrs. Snagsby.
Но в тот же миг съеживается под суровым взглядом миссис Снегсби.
"I say, my friends," pursues Mr. Chadband, utterly rejecting and obliterating Mr. Snagsby's suggestion, "why can we not fly?
— Я повторяю вопрос, друзья мои, — продолжает мистер Чедбенд, полностью отвергая и предавая забвенью ответ мистера Снегсби, — почему мы не можем летать?
Is it because we are calculated to walk?
Не потому ли, что нам предопределено ходить?
It is.
Именно потому.
Could we walk, my friends, without strength?
Могли бы мы ходить, друзья мои, не имея сил?
We could not.
Не могли бы.
What should we do without strength, my friends?
Что сталось бы с нами, если бы мы не имели сил, друзья мои?
Our legs would refuse to bear us, our knees would double up, our ankles would turn over, and we should come to the ground.
Наши ноги отказались бы носить нас, наши колени подогнулись бы, наши лодыжки вывихнулись бы, и мы рухнули бы на землю.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1