5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 503 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

"And where did you see her, Charley?" said I.
— Где же ты с нею встретилась, Чарли? — спросила я.
My little maid's countenance fell as she replied,
Личико моей маленькой горничной потемнело, когда она ответила:
"By the doctor's shop, miss."
«У аптеки, мисс».
For Charley wore her black frock yet.
Ведь Чарли сама еще носила траур.
I asked if the brickmaker's wife were ill, but Charley said no.
Я спросила, не больна ли жена кирпичника, но Чарли ответила, что нет.
It was some one else.
Захворал кто-то другой.
Some one in her cottage who had tramped down to Saint Albans and was tramping he didn't know where.
Какой-то прохожий, который зашел к ней, а в Сент-Олбенс он приплелся пешком и собирается брести дальше, — сам не знает куда.
A poor boy, Charley said.
Чарли сказала, что это какой-то бедный мальчик.
No father, no mother, no any one.
И у него нет ни отца, ни матери, никого на свете.
"Like as Tom might have been, miss, if Emma and me had died after father," said Charley, her round eyes filling with tears.
— Вот и у нашего Тома, мисс, никого на свете бы не осталось, умри мы с Эммой после смерти отца, — сказала Чарли, и ее круглые глазенки наполнились слезами.
"And she was getting medicine for him, Charley?"
— Значит, женщина пошла купить ему лекарство, Чарли?
"She said, miss," returned Charley, "how that he had once done as much for her."
— Она сказала, мисс, — ответила Чарли, — что он как-то раз принес лекарство ей.
My little maid's face was so eager and her quiet hands were folded so closely in one another as she stood looking at me that I had no great difficulty in reading her thoughts.
Лицо моей маленькой горничной горело от столь сильного нетерпения, а ее всегда спокойные руки так крепко сжимали одна другую, когда она стояла посреди комнаты, пристально глядя на меня, что мне было совеем не трудно угадать ее мысли.
"Well, Charley," said I, "it appears to me that you and I can do no better than go round to Jenny's and see what's the matter."
— Ну что ж, Чарли, — сказала я, — давай-ка мы с тобой пойдем к Дженни и разузнаем, как там и что.
The alacrity with which Charley brought my bonnet and veil, and having dressed me, quaintly pinned herself into her warm shawl and made herself look like a little old woman, sufficiently expressed her readiness.
Чарли мигом принесла мою шляпку и вуаль, подала мне одеться и — такая смешная — сама по-старушечьи закуталась в теплую шаль и заколола ее булавкой — ни дать ни взять маленькая бабушка; а быстрота, с какой она все это проделала, не оставляла сомнений в ее готовности идти к Дженни.
So Charley and I, without saying anything to any one, went out.
И вот мы с Чарли вышли из дому, не сказав никому ни слова.
It was a cold, wild night, and the trees shuddered in the wind.
Вечер был холодный, непогожий, и деревья раскачивались под напором ветра.
The rain had been thick and heavy all day, and with little intermission for many days.
Весь этот день, да и много дней подряд, почти беспрерывно шел проливной дождь.
None was falling just then, however.
Но к вечеру дождь перестал.
The sky had partly cleared, but was very gloomy--even above us, where a few stars were shining.
Небо местами прояснилось, только было затянуто густой дымкой даже в зените, где в просветах меж тучами мерцало несколько звезд.
In the north and north-west, where the sun had set three hours before, there was a pale dead light both beautiful and awful; and into it long sullen lines of cloud waved up like a sea stricken immovable as it was heaving.
На севере и северо-западе, там, где три часа назад зашло солнце, по небу тянулась полоса бледного, мертвенного света, и прекрасного и какого-то зловещего, а на ней лежали волнистые угрюмые гряды туч, словно бурное море, внезапно оцепеневшее во время шторма.
Towards London a lurid glare overhung the whole dark waste, and the contrast between these two lights, and the fancy which the redder light engendered of an unearthly fire, gleaming on all the unseen buildings of the city and on all the faces of its many thousands of wondering inhabitants, was as solemn as might be.
В той стороне, где находился Лондон, грозное зарево висело над темной равниной, и необычайно торжественным казался контраст между его яркостью и гаснущим светом зари, невольно внушая странную мысль, что это алое зарево — отблеск какого-то неземного огня, освещающего невидимые отсюда здания города и лица его бесчисленных обитателей.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1