5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 669 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

Hundreds," says Sir Leicester, eyeing the cousins with increasing dignity and swelling indignation, "hundreds of thousands of pounds!"
Сотни, — уточняет сэр Лестер, оглядывая родственников со все возрастающим достоинством и обостряющимся негодованием, — сотни тысяч фунтов пришлось истратить!
If Volumnia have a fault, it is the fault of being a trifle too innocent, seeing that the innocence which would go extremely well with a sash and tucker is a little out of keeping with the rouge and pearl necklace.
Есть у Волюмнии небольшой грешок — слишком она наивна, а наивность очень идет к детскому платьицу с широким кушаком и нагрудничку, но как-то не вяжется с румянами и жемчужным ожерельем.
Howbeit, impelled by innocence, she asks,
Так или иначе Волюмния по наивности вопрошает:
"What for?"
— Истратить?
На что?
"Volumnia," remonstrates Sir Leicester with his utmost severity.
— Волюмния! — с величайшей суровостью выговаривает ей сэр Лестер. 
"Volumnia!"
— Волюмния!
"No, no, I don't mean what for," cries Volumnia with her favourite little scream.
— Нет, нет, я не хотела сказать «на что», — спешит оправдаться Волюмния, взвизгнув по привычке. 
"How stupid I am!
— Какая я глупая!
I mean what a pity!"
Я хотела сказать:
«Очень грустно!»
"I am glad," returns Sir Leicester, "that you do mean what a pity."
— Я рад, — отзывается сэр Лестер, — что вы хотели «сказать: „Очень грустно“.
Volumnia hastens to express her opinion that the shocking people ought to be tried as traitors and made to support the party.
Волюмния спешит высказать убеждение, что этих противных людей необходимо судить как предателей и силой заставить их поддерживать «нашу партию».
"I am glad, Volumnia," repeats Sir Leicester, unmindful of these mollifying sentiments, "that you do mean what a pity.
— Я рад, Волюмния, — повторяет сэр Лестер, не обращая внимания на эту попытку умаслить его, — что вы хотели сказать:
«Очень грустно».
It is disgraceful to the electors.
Конечно, это позор для избирателей.
But as you, though inadvertently and without intending so unreasonable a question, asked me 'what for?' let me reply to you.
Но раз уж вы, хоть и нечаянно, хоть и не желая задать столь неразумный вопрос, спросили меня:
«На что?» — позвольте мне вам ответить.
For necessary expenses.
На неизбежные расходы.
And I trust to your good sense, Volumnia, not to pursue the subject, here or elsewhere."
И, полагаясь на ваше благоразумие, Волюмния, я надеюсь, что вы не будете говорить на эту тему ни здесь, ни в других местах.
Sir Leicester feels it incumbent on him to observe a crushing aspect towards Volumnia because it is whispered abroad that these necessary expenses will, in some two hundred election petitions, be unpleasantly connected with the word bribery, and because some graceless jokers have consequently suggested the omission from the Church service of the ordinary supplication in behalf of the High Court of Parliament and have recommended instead that the prayers of the congregation be requested for six hundred and fifty-eight gentlemen in a very unhealthy state.
Обращаясь к Волюмнии, сэр Лестер считает своим долгом сохранять суровое выражение лица, так как в народе поговаривают, будто примерно в двухстах петициях по поводу выборов эти «неизбежные расходы» будут откровенно и бесцеремонно названы «подкупом», а некоторые безбожные шутники уже предложили исключить из церковной службы обычную молитву «за парламент» и посоветовать прихожанам вместо этого молиться за шестьсот пятьдесят восемь джентльменов, «болящих и недугующих».
"I suppose," observes Volumnia, having taken a little time to recover her spirits after her late castigation,
"I suppose Mr. Tulkinghorn has been worked to death."
— Я думаю, — снова начинает Волюмния, оправившись, после небольшой передышки, от недавней экзекуции, — я думаю, мистер Талкингхорн заработался до смерти.
"I don't know," says Sir Leicester, opening his eyes, "why Mr. Tulkinghorn should be worked to death.
— Не знаю, с какой стати мистеру Талкингхорну зарабатываться до смерти, — возражает сэр Лестер, открывая глаза. 
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1