StudyEnglishWords

5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 694 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

CHAPTER XLIII
Глава XLIII
Esther's Narrative
Повесть Эстер
It matters little now how much I thought of my living mother who had told me evermore to consider her dead.
Теперь уже не имеет значения, как много я думала о своей матери — живой, но попросившей меня считать ее умершей.
I could not venture to approach her or to communicate with her in writing, for my sense of the peril in which her life was passed was only to be equalled by my fears of increasing it.
Сознавая, какая ей грозит опасность, я не решалась видеться с ней или даже писать ей из боязни навлечь на нее беду.
Knowing that my mere existence as a living creature was an unforeseen danger in her way, I could not always conquer that terror of myself which had seized me when I first knew the secret.
Самое мое существование оказалось непредвиденной опасностью на жизненном пути моей матери, и, зная это, я не всегда могла преодолеть ужас, охвативший меня, когда я впервые узнала тайну.
At no time did I dare to utter her name.
Я не осмеливалась произнести имя своей матери.
I felt as if I did not even dare to hear it.
Мне казалось, что я не должна даже слышать его.
If the conversation anywhere, when I was present, took that direction, as it sometimes naturally did, I tried not to hear: I mentally counted, repeated something that I knew, or went out of the room.
Если в моем присутствии разговор заходил о Дедлоках, что, естественно, случалось время от времени, я старалась не слушать и начинала считать в уме или читать про себя стихи, которые знала на память, или же просто выходила из комнаты.
I am conscious now that I often did these things when there can have been no danger of her being spoken of, but I did them in the dread I had of hearing anything that might lead to her betrayal, and to her betrayal through me.
Помнится, я нередко делала это и тогда, когда нечего было опасаться, что заговорят о ней, — так я боялась услышать что-нибудь такое, что могло бы выдать ее — выдать по моей вине.
It matters little now how often I recalled the tones of my mother's voice, wondered whether I should ever hear it again as I so longed to do, and thought how strange and desolate it was that it should be so new to me.
Теперь уже не имеет значения, как часто я вспоминала о голосе моей матери, спрашивая себя, услышу ли я его снова, — чего страстно желала, — и раздумывая о том, как странно и грустно, что я услышала его так поздно.
It matters little that I watched for every public mention of my mother's name; that I passed and repassed the door of her house in town, loving it, but afraid to look at it; that I once sat in the theatre when my mother was there and saw me, and when we were so wide asunder before the great company of all degrees that any link or confidence between us seemed a dream.
Теперь уже не имеет значения, что я искала имя моей матери в газетах; ходила взад и вперед мимо ее лондонского дома, который казался мне каким-то милым и родным, но боялась даже взглянуть на него; что однажды я пошла в театр, когда моя мать была там, и она видела меня, но мы сидели среди огромной, разношерстной толпы, разделенные глубочайшей пропастью, и самая мысль о том, что мы друг с другом связаны и у нас есть общая тайна, казалась каким-то сном.
It is all, all over.
Все это давным-давно пережито и кончено.
My lot has been so blest that I can relate little of myself which is not a story of goodness and generosity in others.
Удел мой оказался таким счастливым, что если я перестану рассказывать о доброте и великодушии других, то смогу рассказать о себе лишь очень немного.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1