5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 764 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

And dying thus around us every day.
И так умирают вокруг нас каждый день.
CHAPTER XLVIII
Глава XLVIII
Closing in
Последняя схватка
The place in Lincolnshire has shut its many eyes again, and the house in town is awake.
Дом в Линкольншире снова смежил свои бесчисленные глаза, а дом в Лондоне бодрствует.
In Lincolnshire the Dedlocks of the past doze in their picture-frames, and the low wind murmurs through the long drawing-room as if they were breathing pretty regularly.
В Линкольншире Дедлоки былых времен дремлют в рамах своих портретов, и чудится, будто это не ветер тихо шепчет в продолговатой гостиной, а портреты дышат мерно и ровно.
In town the Dedlocks of the present rattle in their fire-eyed carriages through the darkness of the night, and the Dedlock Mercuries, with ashes (or hair-powder) on their heads, symptomatic of their great humility, loll away the drowsy mornings in the little windows of the hall.
В Лондоне Дедлоки наших времен с грохотом катят в огнеоких каретах, сквозь ночную тьму, а дедлоковские заспанные Меркурии, посыпав головы пеплом (то есть пудрой) в знак своего великого смирения, все утро просиживают в вестибюле, лениво развалясь и глазея в окошки.
The fashionable world--tremendous orb, nearly five miles round--is in full swing, and the solar system works respectfully at its appointed distances.
Большой свет — этот огромный мир, достигающий чуть не пяти миль в окружности, — мчится во весь опор, а светила солнечной системы почтительно вращаются на указанном им расстоянии.
Where the throng is thickest, where the lights are brightest, where all the senses are ministered to with the greatest delicacy and refinement, Lady Dedlock is.
Там, где светская толпа всего гуще, где огни всего ярче, где все чувства сдерживаются изысканностью и утонченностью, доведенными до совершенства, там пребывает леди Дедлок.
From the shining heights she has scaled and taken, she is never absent.
Никогда она не спускается с тех сияющих высот, на которые поднялась и которыми овладела.
Though the belief she of old reposed in herself as one able to reserve whatsoever she would under her mantle of pride is beaten down, though she has no assurance that what she is to those around her she will remain another day, it is not in her nature when envious eyes are looking on to yield or to droop.
Хоть и рушится ее многолетняя вера в свое уменье скрыть все, что она хочет, под покровом гордости, хоть и не уверена она сегодня, что до завтра останется для всех окружающих прежней леди Дедлок, но не в ее натуре сдаться и пасть, когда в нее впиваются завистливые глаза.
They say of her that she has lately grown more handsome and more haughty.
Поговаривают, будто с некоторых пор она стала еще прекраснее и еще надменнее.
The debilitated cousin says of her that she's beauty nough--tsetup shopofwomen--but rather larming kind--remindingmanfact--inconvenient woman--who WILL getoutofbedandbawthstahlishment--Shakespeare.
Изнемогающий кузен находит, что кгасоты у ней хватит… на це'ый магазин кгасоток… но от нее как-то не по себе… вгоде той неугомонной особы… что вскакивала с постели и бгодила по ночам… где-то у Шекспига.
Mr. Tulkinghorn says nothing, looks nothing.
Мистер Талкингхорн не говорит ничего, и лицо его ничего не выражает.
Now, as heretofore, he is to be found in doorways of rooms, with his limp white cravat loosely twisted into its old-fashioned tie, receiving patronage from the peerage and making no sign.
Теперь, как и раньше, его можно увидеть на пороге какой-нибудь светской гостиной, в мягком белом галстуке, свободно завязанном старомодным узлом, и, как и раньше, он принимает знаки покровительственного внимания от аристократии, но ничем себя не выдает.
Of all men he is still the last who might be supposed to have any influence upon my Lady.
По-прежнему его никак нельзя заподозрить в том, что он имеет хоть какое-нибудь влияние на миледи.
Of all women she is still the last who might be supposed to have any dread of him.
По-прежнему ее никак не заподозришь в том, что она хоть сколько-нибудь его боится.
One thing has been much on her mind since their late interview in his turret-room at Chesney Wold.
Со дня их последнего разговора в его башенке, в Чесни-Уолде, миледи много думала об одном вопросе.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1