StudyEnglishWords

5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 767 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

It is done.
Впрочем, это все уже сделано.
What I am towards you, Rosa, is what I am now-- not what I shall be a little while hence.
В эту минуту, Роза, я говорю с тобой так, как чувствую; но не так я буду говорить немного погодя.
Remember this, and keep my confidence.
Запомни это и сохрани в тайне мое признание.
Do so much for my sake, and thus all ends between us!"
Сделай эта ради меня; а сейчас мы расстанемся навсегда!
She detaches herself from her simple-hearted companion and leaves the room.
Миледи легонько отстраняет от себя свою простодушную наперсницу и выходит из комнаты.
Late in the afternoon, when she next appears upon the staircase, she is in her haughtiest and coldest state.
As indifferent as if all passion, feeling, and interest had been worn out in the earlier ages of the world and had perished from its surface with its other departed monsters.
Когда она снова появляется на лестнице к концу дня, вид у нее еще более надменный и холодный, чем всегда: она так равнодушна, словно все человеческие страсти, чувства, интересы, отжив свой век в древнейшие эпохи мира, исчезли с лица земли вместе с некогда населявшими ее и вымершими чудовищами.
Mercury has announced Mr. Rouncewell, which is the cause of her appearance.
Меркурий доложил о приходе мистера Раунсуэлла — вот нечему миледи вышла из своих покоев.
Mr. Rouncewell is not in the library, but she repairs to the library.
Мистер Раунсуэлл ожидает ее не в библиотеке; но миледи идет в библиотеку.
Sir Leicester is there, and she wishes to speak to him first.
Там сейчас сидит сэр Лестер, а миледи хочет «начала поговорить с ним.
"Sir Leicester, I am desirous--but you are engaged."
— Сэр Лестер, я хочу… впрочем, вы, кажется, заняты.
Oh, dear no!
О, боже мой, нет!
Not at all.
Вовсе нет!
Only Mr. Tulkinghorn.
Ведь у него только мистер Талкингхорн.
Always at hand.
Всегда он где-то поблизости.
Haunting every place.
Какой-то вездесущий.
No relief or security from him for a moment.
Нет от него спасения и покоя ни на миг.
"I beg your pardon, Lady Dedlock.
— Виноват, леди Дедлок.
Will you allow me to retire?"
Вы позволите мне удалиться?
With a look that plainly says,
Бросив на него взгляд, которым ясно сказано:
"You know you have the power to remain if you will," she tells him it is not necessary and moves towards a chair.
«Вы же знаете, что вольны остаться, если сами этого захотите», — она говорит, что в этом нет надобности, и направляется к креслу.
Mr. Tulkinghorn brings it a little forward for her with his clumsy bow and retires into a window opposite.
Мистер Талкингхорн с неуклюжим поклоном слегка подвигает к ней кресло и отходит к окну напротив.
Interposed between her and the fading light of day in the now quiet street, his shadow falls upon her, and he darkens all before her.
Вклинившись между нею и меркнущим светом дня на утихшей улице, он отбрасывает свою тень на миледи и погружает во мглу все, что она видит перед собой.
Even so does he darken her life.
Вот так он потопил во мраке и всю ее жизнь.
It is a dull street under the best conditions, where the two long rows of houses stare at each other with that severity that half-a- dozen of its greatest mansions seem to have been slowly stared into stone rather than originally built in that material.
Улица за окном и при самом красивом освещении все равно — скучная улица, на которой два длинных ряда домов уставились друг на друга с такой чопорной строгостью, что кажется, будто некоторые из стоящих здесь роскошных особняков были выстроены не из камня, во мало-помалу окаменели, завороженные этими взглядами.
It is a street of such dismal grandeur, so determined not to condescend to liveliness, that the doors and windows hold a gloomy state of their own in black paint and dust, and the echoing mews behind have a dry and massive appearance, as if they were reserved to stable the stone chargers of noble statues.
Улица за окном преисполнена столь унылого величия, так твердо решила не снисходить до оживления, что даже двери и окна здесь мрачно кичатся своей черной окраской и пылью, а гулкие конюшни на задних дворах имеют такой безжизненный, монументальный вид, словно в них должны стоять только каменные кони, сошедшие с пышных постаментов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1