5#

Холодный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Холодный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 940 из 1035  ←предыдущая следующая→ ...

There is no improvement in the weather.
Погода не улучшается.
From the portico, from the eaves, from the parapet, from every ledge and post and pillar, drips the thawed snow.
С подъезда, с карнизов, с парапета, с каждого выступа, столба и колонны падает талый снег.
It has crept, as if for shelter, into the lintels of the great door--under it, into the corners of the windows, into every chink and crevice of retreat, and there wastes and dies.
Забившись, словно в поисках убежища, под притолоку огромной входной двери, под самую дверь, в углы окон, в каждую укромную щелку и трещину, снег тает и растекается.
It is falling still; upon the roof, upon the skylight, even through the skylight, and drip, drip, drip, with the regularity of the Ghost's Walk, on the stone floor below.
Он все еще падает на крышу, на окно верхнего света, и даже проникает сквозь оконные рамы внутрь, и так же размеренно — кап-кап-кап, — как звучат шаги на Дорожке призрака, — капает вниз на каменный пол.
The trooper, his old recollections awakened by the solitary grandeur of a great house--no novelty to him once at Chesney Wold-- goes up the stairs and through the chief rooms, holding up his light at arm's length.
Кавалерист, в котором безлюдное величие огромного дома — знакомое ему по Чеени-Уолду — пробудило старые воспоминания, поднимается по лестницам и проходит по парадным комнатам, держа свечу в вытянутой руке.
Thinking of his varied fortunes within the last few weeks, and of his rustic boyhood, and of the two periods of his life so strangely brought together across the wide intermediate space; thinking of the murdered man whose image is fresh in his mind; thinking of the lady who has disappeared from these very rooms and the tokens of whose recent presence are all here; thinking of the master of the house upstairs and of the foreboding,
Он думает о том, какие превратности судьбы он пережил за последние несколько недель, думает о своих детских годах, проведенных в деревне, и о двух периодах своей жизни, так странно сомкнувшихся через большой, отделяющий их друг от друга промежуток времени; он думает об убитом человеке, чей образ еще жив в его памяти; думает о женщине, покинувшей эти покои, где все напоминает о том, что она была здесь еще так недавно; думает о хозяине дома, который лежит наверху, и о вещих словах:
"Who will tell him!" he looks here and looks there, and reflects how he MIGHT see something now, which it would tax his boldness to walk up to, lay his hand upon, and prove to be a fancy.
«Кто скажет ему правду?» — думает, озираясь по сторонам, — а вдруг ему сейчас кто-нибудь померещится, и тогда придется собрать всю свою храбрость, чтобы подойти, прикоснуться рукой к видению и доказать себе, что оно обман чувств.
But it is all blank, blank as the darkness above and below, while he goes up the great staircase again, blank as the oppressive silence.
Но ничего такого нет; все вокруг пусто… пусто, как тьма, — и наверху и внизу, — тьма, что его окружает, когда он вновь поднимается по широкой лестнице; пусто, как гнетущее безмолвие.
"All is still in readiness, George Rouncewell?"
— Все готово к приему миледи, Джордж Раунсуэлл?
"Quite orderly and right, Sir Leicester."
— Все в полном порядке, сэр Лестер.
"No word of any kind?"
— Никаких вестей?
The trooper shakes his head.
Кавалерист качает головой.
"No letter that can possibly have been overlooked?"
— Может быть, пришло письмо, но о нем забыли доложить?
But he knows there is no such hope as that and lays his head down without looking for an answer.
Впрочем, сэр Лестер и сам понимает, что на это надеяться нечего и, не дожидаясь ответа, опускает голову.
Very familiar to him, as he said himself some hours ago, George Rouncewell lifts him into easier positions through the long remainder of the blank wintry night, and equally familiar with his unexpressed wish, extinguishes the light and undraws the curtains at the first late break of day.
Джордж Раунсуэлл теперь стал совсем своим человеком для сэра Лестера, как тот сам сказал несколько часов назад, и в течение всей этой зимней ночи, пустой и длинной, он время от времени поднимает больного и перекладывает поудобнее, а при первом запоздалом проблеске утра, угадав, — тоже как свой человек, — невысказанное желание больного, гасит свет и поднимает шторы.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1