4#

Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 283 из 346  ←предыдущая следующая→ ...

Elinor felt all the reasonableness of the idea, and it gave fresh misery to her reflections.
Элинор не могла не согласиться с правдоподобием такого заключения, и оно влило новую горечь в ее размышления.
About noon, however, she began—but with a caution—a dread of disappointment which for some time kept her silent, even to her friend—to fancy, to hope she could perceive a slight amendment in her sister's pulse;—she waited, watched, and examined it again and again;—and at last, with an agitation more difficult to bury under exterior calmness, than all her foregoing distress, ventured to communicate her hopes.
Однако к полудню Элинор начала — но с трепетом, со страхом обмануться, понуждавшим ее ничего не говорить даже миссис Дженнингс, — как ей мнилось, замечать легкое улучшение пульса сестры.
Она выжидала, не спуская глаз с больной, вновь и вновь его щупала и, наконец, с волнением, скрыть которое под маской внешнего спокойствия ей оказалось труднее, чем все предшествовавшие страхи, осмелилась выразить свою надежду вслух.
Mrs. Jennings, though forced, on examination, to acknowledge a temporary revival, tried to keep her young friend from indulging a thought of its continuance;—and Elinor, conning over every injunction of distrust, told herself likewise not to hope.
Миссис Дженнингс, хотя, сама пощупав пульс Марианны, была вынуждена признать временное улучшение, тем не менее попыталась убедить молодую свою приятельницу не доверять ему, и Элинор, перебрав в уме все доводы в пользу столь мрачного взгляда, принялась и сама убеждать себя в том же.
But it was too late.
Но было поздно.
Hope had already entered; and feeling all its anxious flutter, she bent over her sister to watch—she hardly knew for what.
Надежда уже проникла в ее сердце, и она наклонилась над сестрой в трепетном ожидании... сама не зная чего.
Half an hour passed away, and the favourable symptom yet blessed her.
Прошло полчаса, но благоприятные признаки не исчезали.
Others even arose to confirm it.
И подкреплялись новыми.
Her breath, her skin, her lips, all flattered Elinor with signs of amendment; and Marianne fixed her eyes on her with a rational, though languid, gaze.
Дыхание, цвет лица, губы, уже не обметанные, — все, казалось, говорило, что болезнь отступает, и вот уже Марианна устремила на сестру разумный, хотя и томный от слабости взор.
Anxiety and hope now oppressed her in equal degrees, and left her no moment of tranquillity till the arrival of Mr. Harris at four o'clock;—when his assurances, his felicitations on a recovery in her sister even surpassing his expectation, gave her confidence, comfort, and tears of joy.
Теперь Элинор равно разрывалась между опасениями и надеждой и не находила ни минуты покоя, пока, наконец, в четыре часа не приехал мистер Гаррис.
А тогда его поздравления, его заверения в том, что перелом в состоянии больной превзошел самые радужные его ожидания, убедили ее, утешили и вызвали слезы радости.
Marianne was in every respect materially better, and he declared her entirely out of danger.
Марианне было настолько лучше, что аптекарь объявил ее вне опасности.
Mrs. Jennings, perhaps satisfied with the partial justification of her forebodings which had been found in their late alarm, allowed herself to trust in his judgment, and admitted, with unfeigned joy, and soon with unequivocal cheerfulness, the probability of an entire recovery.
Миссис Дженнингс, возможно удовлетворившись тем, что ее дурные предчувствия отчасти сбылись в недавней тревоге, позволила себе положиться на его суждение и с непритворной радостью, а вскоре уже с веселой бодростью признала большую вероятность полного и быстрого выздоровления.
Elinor could not be cheerful.
Элинор такой же бодрости не испытывала.
Her joy was of a different kind, and led to any thing rather than to gaiety.
Радость ее была иного свойства и веселости не порождала.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1