4#

Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 312 из 346  ←предыдущая следующая→ ...

"There, exactly there,"—pointing with one hand, "on that projecting mound,—there I fell; and there I first saw Willoughby."
— Вон там, — и она указала рукой, — на том выступе я, споткнувшись, упала.
И в первый раз увидела Уиллоби.
Her voice sunk with the word, but presently reviving she added,
Это имя она произнесла тихим голосом, но затем добавила почти обычным тоном:
"I am thankful to find that I can look with so little pain on the spot!—shall we ever talk on that subject, Elinor?"—hesitatingly it was said.—"Or will it be wrong?—I can talk of it now, I hope, as I ought to do."—
— Я рада убедиться, что могу смотреть на это место совсем без боли!
Станем ли мы когда-нибудь говорить о том, что было, Элинор?
Или же...
— Она умолкла в нерешительности...
— Или же этого делать не следует?
Но мне кажется, я теперь могу говорить о прошлом, как подобает...
Elinor tenderly invited her to be open.
Элинор с участливой нежностью попросила ее быть откровенной.
"As for regret," said Marianne,
"I have done with that, as far as HE is concerned.
— Сожалеть я больше не сожалею, — сказала Марианна. -То есть о нем.
I do not mean to talk to you of what my feelings have been for him, but what they are NOW.—At present, if I could be satisfied on one point, if I could be allowed to think that he was not ALWAYS acting a part, not ALWAYS deceiving me;—but above all, if I could be assured that he never was so VERY wicked as my fears have sometimes fancied him, since the story of that unfortunate girl"—
Я собираюсь говорить с тобой не о том, что чувствовала к нему прежде, но лишь о том, что чувствую теперь.
И если бы одно я знала, если бы я могла верить, что он не все время только играл роль, не все время обманывал меня, если бы меня убедили, что он никогда не был таким злодеем, каким мои страхи порой рисовали его с тех пор, как мне стала известна судьба этой злополучной девушки...
She stopt.
Она умолкла.
Elinor joyfully treasured her words as she answered,
Каждое ее слово наполняло сердце Элинор радостью, и она сказала в ответ:
"If you could be assured of that, you think you should be easy."
— Если бы ты могла в этом убедиться, тебя, ты полагаешь, больше ничто не мучило бы?
"Yes.
— Да.
My peace of mind is doubly involved in it;—for not only is it horrible to suspect a person, who has been what HE has been to ME, of such designs,—but what must it make me appear to myself?—What in a situation like mine, but a most shamefully unguarded affection could expose me to"—
Мое душевное спокойствие зависит от этого двояко.
Ведь не только страшно подозревать человека, который был для меня тем, чем был он, в подобных замыслах...
Но какой я сама предстаю в собственных глазах?
В положении, подобном моему, лишь чувство, выставляемое напоказ без скромности и стыда, могло поставить меня...
"How then," asked her sister, "would you account for his behaviour?"
— Но как бы, — перебила ее Элинор, — хотелось тебе объяснить его поведение?
"I would suppose him,—Oh, how gladly would I suppose him, only fickle, very, very fickle."
— Я бы хотела думать...
Ах, с какой радостью я предположила бы, что им двигало непостоянство, только, только непостоянство!
Elinor said no more.
Элинор ничего не ответила.
She was debating within herself on the eligibility of beginning her story directly, or postponing it till Marianne were in stronger health;—and they crept on for a few minutes in silence.
Она взвешивала про себя, начать ли свой рассказ немедля или все-таки отложить его до тех пор, пока к Марианне не вернется все прежнее ее здоровье, и они продолжали неторопливо идти вперед в полном молчании.
"I am not wishing him too much good," said Marianne at last with a sigh, "when I wish his secret reflections may be no more unpleasant than my own.
— Я не желаю ему особых благ, — наконец со вздохом произнесла Марианна, — когда желаю, чтобы его тайные мысли были не более тягостными, чем мои.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1