4#

Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 313 из 346  ←предыдущая следующая→ ...

He will suffer enough in them."
И этого достаточно, чтобы он горько мучился.
"Do you compare your conduct with his?"
— Ты сравниваешь свое поведение с его поведением?
"No.
I compare it with what it ought to have been; I compare it with yours."
— Нет, лишь с тем, каким ему следовало быть.
Я сравниваю его с твоим!
"Our situations have borne little resemblance."
— Но мое положение было совсем непохожим на твое!
"They have borne more than our conduct.—Do not, my dearest Elinor, let your kindness defend what I know your judgment must censure.
— И все же сходства между ними отыщется больше, чем в том, как мы обе вели себя.
Милая Элинор, не позволяй своей доброте оправдать то, что твой рассудок, как я прекрасно знаю, не мог не осуждать.
My illness has made me think— It has given me leisure and calmness for serious recollection.
Моя болезнь заставила меня задуматься.
Она дала мне досуг и уединение для серьезных размышлений.
Long before I was enough recovered to talk, I was perfectly able to reflect.
А к ним я была способна задолго до того, как у меня появились силы разговаривать!
I considered the past: I saw in my own behaviour, since the beginning of our acquaintance with him last autumn, nothing but a series of imprudence towards myself, and want of kindness to others.
Мое поведение с той минуты, когда мы познакомились с ним прошлой осенью, предстало передо мной непростительно опрометчивым во всем, что касалось меня самой, себялюбивым и нетерпимым по отношению ко всем другим.
I saw that my own feelings had prepared my sufferings, and that my want of fortitude under them had almost led me to the grave.
Я увидела, что залогом страданий, которые чуть не свели меня в могилу потому лишь, что я не умела стойко их переносить, были мои собственные чувства.
My illness, I well knew, had been entirely brought on by myself by such negligence of my own health, as I had felt even at the time to be wrong.
Я ведь прекрасно понимала, что заболела только по собственной вине, пренебрегая своим здоровьем с упрямством, которое даже тогда представлялось мне неизвинительным.
Had I died,—it would have been self-destruction.
Умри я, это было бы самоубийством.
I did not know my danger till the danger was removed; but with such feelings as these reflections gave me, I wonder at my recovery,—wonder that the very eagerness of my desire to live, to have time for atonement to my God, and to you all, did not kill me at once.
В какой я находилась опасности, я узнала, только когда она осталась позади.
Но я дивлюсь, как я могла выздороветь после всех этих размышлений, — дивлюсь, как само мое желание жить, чтобы успеть искупить мою вину перед Богом и всеми вами, не убило меня сразу же!
Had I died,—in what peculiar misery should I have left you, my nurse, my friend, my sister!—You, who had seen all the fretful selfishness of my latter days; who had known all the murmurings of my heart!—How should I have lived in YOUR remembrance!—My mother too!
Умри я — в какую печаль я ввергла бы тебя, мою преданную сиделку, моего друга, мою сестру!
Тебя, которая видела все мое раздражительное себялюбие последнего времени, которая знала все роптания моего сердца!
Какой осталась бы я в твоей памяти?
А мама!
How could you have consoled her!—I cannot express my own abhorrence of myself.
Как могла бы ты ее утешить?
У меня нет слов, чтобы выразить мое отвращение к себе.
Whenever I looked towards the past, I saw some duty neglected, or some failing indulged.
Когда бы я ни оглядывалась на прошлое, я вижу какой-нибудь неисполненный долг, какое-нибудь потакание собственным недостаткам.
Every body seemed injured by me.
Мне кажется, я успела обидеть всех.
The kindness, the unceasing kindness of Mrs. Jennings, I had repaid with ungrateful contempt.
За доброту, неизменную доброту миссис Дженнингс я платила пренебрежительной неблагодарностью.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1