4#

Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Чувство И Чувствительность [Разум И Чувство]". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 314 из 346  ←предыдущая следующая→ ...

To the Middletons, to the Palmers, the Steeles, to every common acquaintance even, I had been insolent and unjust; with a heart hardened against their merits, and a temper irritated by their very attention.—To John, to Fanny,—yes, even to them, little as they deserve, I had given less than their due.
С Мидлтонами, с Палмерами, с мисс Стил и Люси, даже с дальними знакомыми я была дерзка и нетерпима: мое сердце было закрыто для их достоинств, а знаки их внимания вызывали у меня только досадливое раздражение.
Джону, Фанни — да, даже им, пусть они этого и не заслуживают! — я отказывала в том, на что у них было право.
But you,—you above all, above my mother, had been wronged by me.
Но ты, ты терпела от меня больше всех, даже больше мамы!
I, and only I, knew your heart and its sorrows; yet to what did it influence me?—not to any compassion that could benefit you or myself.—Your example was before me; but to what avail?—Was I more considerate of you and your comfort?
Ведь я, и только я, знала твое сердце и его печали, но как это повлияло на меня?
Вызвало ли сострадание, которое послужило бы к моему или твоему благу?
О нет!
Передо мной был твой пример, но что пользы?
Думала ли я о тебе и о том, как тебе помочь?
Did I imitate your forbearance, or lessen your restraints, by taking any part in those offices of general complaisance or particular gratitude which you had hitherto been left to discharge alone?—No;—not less when I knew you to be unhappy, than when I had believed you at ease, did I turn away from every exertion of duty or friendship; scarcely allowing sorrow to exist but with me, regretting only that heart which had deserted and wronged me, and leaving you, for whom I professed an unbounded affection, to be miserable for my sake."
Заимствовала ли я твое терпение, уменьшила ли твое бремя, разделив с тобой обязанности, налагаемые благовоспитанностью и благодарностью?
О нет!
И когда я узнала, что ты несчастна, я точно так же, как прежде, когда полагала тебя спокойной и довольной, продолжала уклоняться от требований долга и дружбы, не допускала, что кто-то способен страдать, кроме меня, тосковала только о сердце, которое покинуло и предало меня, а тебя, распинаясь в безграничной к тебе любви, заставляла страдать вместе со мной.
Here ceased the rapid flow of her self-reproving spirit; and Elinor, impatient to soothe, though too honest to flatter, gave her instantly that praise and support which her frankness and her contrition so well deserved.
Тут поток ее упреков себе за прошлое иссяк, и Элинор, торопясь утешить сестру, хотя честность и не позволяла ей преувеличивать, не поскупилась на похвалы и поддержку, каких ее откровенность и раскаяние вполне заслуживали.
Marianne pressed her hand and replied,
Марианна нежно пожала ей руку и ответила:
"You are very good.—The future must be my proof.
— Ты очень добра.
А моим доказательством станет будущее.
I have laid down my plan, and if I am capable of adhering to it—my feelings shall be governed and my temper improved.
Я обдумала свой план, и, если сумею его придерживаться, мои чувства подчинятся разуму, а характер станет лучше.
They shall no longer worry others, nor torture myself.
Они больше не будут причинять беспокойство другим и подвергать пыткам меня.
I shall now live solely for my family.
Теперь я буду жить только для моих близких.
You, my mother, and Margaret, must henceforth be all the world to me; you will share my affections entirely between you.
Ты, мама и Маргарет с этих пор будете всем моим миром, вся моя любовь и нежность будет отдана вам троим.
From you, from my home, I shall never again have the smallest incitement to move; and if I do mix in other society, it will be only to shew that my spirit is humbled, my heart amended, and that I can practise the civilities, the lesser duties of life, with gentleness and forbearance.
Больше у меня никогда не появится даже малейшего искушения расстаться с вами, с моим домом; а если я и стану появляться в обществе, то лишь для того, чтобы показать, что мое высокомерие укрощено, мое сердце стало лучше и я способна исполнять свой светский долг и соблюдать общепринятые правила поведения с кротостью и терпимостью.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1