6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 10 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

He bent his way toward the Pont Royal, musing over the last fancies of others who had gone before him.
Он подошел к Королевскому мосту, думая о последних прихотях своих предшественников.
He smiled to himself as he remembered that Lord Castlereagh had satisfied the humblest of our needs before he cut his throat, and that the academician Auger had sought for his snuff-box as he went to his death.
Он улыбнулся, вспомнив, что лорд Каслриф, прежде чем перерезать себе горло, удовлетворил низменнейшую из наших потребностей и что академик Оже, идя на смерть, стал искать табакерку, чтобы взять понюшку.
He analyzed these extravagances, and even examined himself; for as he stood aside against the parapet to allow a porter to pass, his coat had been whitened somewhat by the contact, and he carefully brushed the dust from his sleeve, to his own surprise.
Он пытался разобраться в этих странностях, вопрошал сам себя, как вдруг, прижавшись к парапету моста, чтобы дать дорогу рыночному носильщику, который все же запачкал рукав его фрака чем-то белым, он сам себя поймал на том, что тщательно стряхивает пыль.
He reached the middle of the arch, and looked forebodingly at the water.
Дойдя до середины моста, он мрачно посмотрел на воду.
"Wretched weather for drowning yourself," said a ragged old woman, who grinned at him; "isn't the Seine cold and dirty?"
— Не такая погода, чтобы топиться, — с усмешкой сказала ему одетая в лохмотья старуха. 
— Сена грязная, холодная!..
His answer was a ready smile, which showed the frenzied nature of his courage; then he shivered all at once as he saw at a distance, by the door of the Tuileries, a shed with an inscription above it in letters twelve inches high: THE ROYAL HUMANE SOCIETY'S APPARATUS.
Он ответил ей простодушной улыбкой, выражавшей всю безумную его решимость, но внезапно вздрогнул, увидав вдали, на Тюильрийской пристани, барак с вывеской, на которой огромными буквами было написано: СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ.
A vision of M. Dacheux rose before him, equipped by his philanthropy, calling out and setting in motion the too efficacious oars which break the heads of drowning men, if unluckily they should rise to the surface; he saw a curious crowd collecting, running for a doctor, preparing fumigations, he read the maundering paragraph in the papers, put between notes on a festivity and on the smiles of a ballet-dancer; he heard the francs counted down by the prefect of police to the watermen.
Перед мысленным его взором вдруг предстал г-н Деше во всеоружии своей филантропии, приводя в движение добродетельные весла, коими разбивают головы утопленникам, если они, на свою беду, покажутся из воды; он видел, как г-н Деше собирал вокруг себя зевак; выискивал доктора, готовил окуриванье; он читал соболезнования, составленные журналистами в промежутках между веселой пирушкой и встречей с улыбчивой танцовщицей; он слышал, как звенят экю, отсчитываемые префектом полиции лодочникам в награду за его труп.
As a corpse, he was worth fifteen francs; but now while he lived he was only a man of talent without patrons, without friends, without a mattress to lie on, or any one to speak a word for him—a perfect social cipher, useless to a State which gave itself no trouble about him.
Мертвый, он стоит пятьдесят франков, но живой — он всего лишь талантливый человек, у которого нет ни покровителей, ни друзей, ни соломенного тюфяка, ни навеса, чтобы укрыться от дождя, — настоящий социальный нуль, бесполезный государству, которое, впрочем, и не заботилось о нем нисколько.
скачать в HTML/PDF
share