6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 136 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

I loved her as a man, a lover, and an artist; if it had been necessary not to love her so that I might win her, some cool-headed coxcomb, some self-possessed calculator would perhaps have had an advantage over me.
Я любил ее, любил как мужчина, как возлюбленный, как художник, — меж тем, чтобы овладеть ею, нужно было не любить ее; надутый фат, холодный и расчетливый, быть может, покорил бы ее.
She was so vain and sophisticated, that the language of vanity would appeal to her; she would have allowed herself to be taken in the toils of an intrigue; a hard, cold nature would have gained a complete ascendency over her.
Тщеславная, неискренняя, она, пожалуй, могла бы внимать голосу тщеславия, попасться в сети интригана; она подчинилась бы человеку холодному и сухому.
Keen grief had pierced me to my very soul, as she unconsciously revealed her absolute love of self.
Острою болью сжималось мое сердце, когда она наивно выказывала свой эгоизм.
I seemed to see her as she one day would be, alone in the world, with no one to whom she could stretch her hand, with no friendly eyes for her own to meet and rest upon.
Я предвидел, что когда-нибудь она очутится в жизни одна со своею скорбью, не будет знать, к кому протянуть руку, не встретит дружеского взгляда, который утешил бы ее.
I was bold enough to set this before her one evening; I painted in vivid colors her lonely, sad, deserted old age.
Как-то вечером я осмелился нарисовать ей в ярких красках ее старость, одинокую, холодную и печальную.
Her comment on this prospect of so terrible a revenge of thwarted nature was horrible.
Картина возмездия, которым грозила ей сама природа за измену ее законам, вызвала у нее бессердечные слова.
"'I shall always have money,' she said; 'and with money we can always inspire such sentiments as are necessary for our comfort in those about us.'
— Я всегда буду богатой, — сказала она. 
— Ну, а с золотом всегда найдешь вокруг себя чувства, необходимые для благополучия.
"I went away confounded by the arguments of luxury, by the reasoning of this woman of the world in which she lived; and blamed myself for my infatuated idolatry.
Я ушел, как громом пораженный логикой этой роскоши, этой женщины, этого света, порицая себя за свое дурацкое идолопоклонство.
I myself had not loved Pauline because she was poor; and had not the wealthy Foedora a right to repulse Raphael?
Я не любил Полину из-за ее бедности, ну, а разве богатая Феодора не имела права отвергнуть Рафаэля?
Conscience is our unerring judge until we finally stifle it.
Наша совесть — непогрешимый судья, пока мы еще не убили ее.
A specious voice said within me,
'Foedora is neither attracted to nor repulses any one; she has her liberty, but once upon a time she sold herself to the Russian count, her husband or her lover, for gold.
«Феодора никого не любит и никого не отвергает, — кричал во мне голос софиста, — она свободна, а когда-то отдалась за золото.
Русский граф, не то любовник, не то муж, обладал ею.
But temptation is certain to enter into her life.
Будут у нее еще искушения в жизни!
Wait till that moment comes!'
Подожди».
She lived remote from humanity, in a sphere apart, in a hell or a heaven of her own; she was neither frail nor virtuous.
Ни праведница, ни грешница, она жила вдали от человечества, в своей сфере, то ли в аду, то ли в раю.
скачать в HTML/PDF
share