6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 140 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

Admiration dried the tears that sprang to my eyes.
Восхищение высушило слезы, навернувшиеся у меня на глаза.
"'You are an angel, Pauline,' I said.
— Полина, — сказал я, — вы ангел!
'It is not the loan that touches me so much as the delicacy with which it is offered.
Не так эти деньги трогают меня, как чистота чувства, с которым вы предложили их мне.
I used to wish for a rich wife, a fashionable woman of rank; and now, alas!
Я мечтал о жене богатой, элегантной, титулованной.
I would rather possess millions, and find some girl, as poor as you are, with a generous nature like your own; and I would renounce a fatal passion which will kill me.
Увы, теперь я так хотел бы обладать миллионами и встретить молодую девушку, бедную, как вы, и, как вы, богатую душевно; я отказался бы от роковой страсти, которая убьет меня.
Perhaps what you told me will come true.'
Быть может, ваше предсказание сбудется.
"'That is enough,' she said, and fled away; the fresh trills of her birdlike voice rang up the staircase.
— Довольно! — сказала она.
Она убежала, и на лестнице раздались звонкие трели соловьиного ее голоса.
"'She is very happy in not yet knowing love,' I said to myself, thinking of the torments I had endured for many months past.
«Счастлива она, что еще не любила! « — решил я, думая о мучениях, которые сам я испытывал уже несколько месяцев.
"Pauline's fifteen francs were invaluable to me.
Пятнадцать франков Полины оказались для меня драгоценными.
Foedora, thinking of the stifling odor of the crowded place where we were to spend several hours, was sorry that she had not brought a bouquet; I went in search of flowers for her, as I had laid already my life and my fate at her feet.
Феодора, сообразив, что в зале, где нам предстоит провести несколько часов, будет попахивать простонародьем, пожалела, что у нее нет букета; я сходил за цветами и поднес ей, а вместе с ними свою жизнь и все свое состояние.
With a pleasure in which compunction mingled, I gave her a bouquet.
I learned from its price the extravagance of superficial gallantry in the world.
Я одновременно и радовался и испытывал угрызения совести, подавая ей букет, цена которого показала мне, до какой степени разорительны условные любезности, принятые в обществе.
But very soon she complained of the heavy scent of a Mexican jessamine.
The interior of the theatre, the bare bench on which she was to sit, filled her with intolerable disgust; she upbraided me for bringing her there.
Скоро она пожаловалась на слишком сильный запах мексиканского жасмина, ей тошно стало смотреть на зрительный зал, сидеть на жесткой скамье; она упрекнула меня за то, что я привел ее сюда.
Although she sat beside me, she wished to go, and she went.
Она сидела рядом со мной, и все же ей захотелось уехать; она уехала.
I had spent sleepless nights, and squandered two months of my life for her, and I could not please her.
Обречь себя на бессонные ночи, расточить два месяца жизни — и не угодить ей!
Never had that tormenting spirit been more unfeeling or more fascinating.
Никогда еще этот демон не был таким прелестным и таким бесчувственным.
"I sat beside her in the cramped back seat of the vehicle; all the way I could feel her breath on me and the contact of her perfumed glove; I saw distinctly all her exceeding beauty; I inhaled a vague scent of orris-root; so wholly a woman she was, with no touch of womanhood.
По дороге, сидя с ней в тесной карете, я чувствовал ее дыхание, касался ее надушенной перчатки, видел рядом с собой сокровище ее красоты, ощущал благоухание сладкое, как благоухание ириса — всю женщину и вместе с тем нисколько не женщину.
скачать в HTML/PDF
share