6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 144 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

He began an unmeasured eulogy of me, my performances, and my character.
Заговорив обо мне, он стал преувеличенно хвалить мои таланты и меня самого.
Rastignac had overlooked this method of detraction.
Этот вид злословия Растиньяк упустил из виду.
His sarcastic encomiums misled the countess, who sacrificed without mercy; she betrayed my secrets, and derided my pretensions and my hopes, to divert her friends.
Язвительно-похвальное слово ввело в заблуждение графиню, и она безжалостно принялась уничтожать меня; чтобы позабавить собеседников, она не пощадила моих тайн, моих притязаний, моих надежд.
"'There is a future before him,' said Rastignac.
'Some day he may be in a position to take a cruel revenge; his talents are at least equal to his courage; and I should consider those who attack him very rash, for he has a good memory——'
— Это человек с будущим, — заметил Растиньяк — Быть может, когда-нибудь он жестоко отомстит за все; его таланты по меньшей мере равняются его мужеству; поэтому я назвал бы смельчаком того, кто на него нападает, — ведь он не лишен памяти…
"'And writes Memoirs,' put in the countess, who seemed to object to the deep silence that prevailed.
— … настолько, что пишет «воспоминания», — сказала графиня, раздосадованная глубоким молчанием, воцарившимся после слов Растиньяка.
"'Memoirs of a sham countess, madame,' replied Rastignac.
— … Воспоминания лжеграфини, мадам! — отозвался Растиньяк. 
'Another sort of courage is needed to write that sort of thing.'
— Чтобы их писать, нужен особый вид мужества.
"'I give him credit for plenty of courage,' she answered; 'he is faithful to me.'
— Я не сомневаюсь, что у него много мужества, — заметила Феодора. 
— Он верен мне.
"I was greatly tempted to show myself suddenly among the railers, like the shade of Banquo in Macbeth.
У меня был большой соблазн внезапно явиться перед насмешниками, как дух Банко в
«Макбете».
I should have lost a mistress, but I had a friend!
Я терял возлюбленную, зато у меня был друг!
But love inspired me all at once, with one of those treacherous and fallacious subtleties that it can use to soothe all our pangs.
Однако любовь внушила мне один из тех трусливых и хитроумных парадоксов, которыми она усыпляет все наши горести.
"If Foedora loved me, I thought, she would be sure to disguise her feelings by some mocking jest.
«Если Феодора любит меня, — подумал я, — разве она не должна прикрывать свое чувство злой шуткой?
How often the heart protests against a lie on the lips!
Уж сколько раз сердце изобличало уста во лжи! «
"Well, very soon my audacious rival, left alone with the countess, rose to go.
Вскоре, наконец, и дерзкий мой соперник, который один оставался еще с графиней, собрался уходить.
"'What! already?' asked she in a coaxing voice that set my heart beating.
— Как!
Уже? — сказала она ласковым тоном, от которого я весь затрепетал. 
'Will you not give me a few more minutes?
— И вы не подарите мне еще одно мгновение?
Have you nothing more to say to me? will you never sacrifice any of your pleasures for me?'
Значит, вам нечего больше сказать мне?
Вы не пожертвуете ради меня каким-нибудь из ваших удовольствий?
"He went away.
Он ушел.
"'Ah!' she yawned; 'how very tiresome they all are!'
— Ах! — воскликнула она, зевая. 
— Какие они все скучные!
"She pulled a cord energetically till the sound of a bell rang through the place; then, humming a few notes of Pria che spunti, the countess entered her room.
Она с силой дернула за шнур сонетки, и в комнатах раздался звонок.
Графиня вошла к себе, вполголоса напевая
«Pria che spunti» («Пока заря не настанет» (итал. ) — слова арии из оперы итальянского композитора Чимарозы
«Тайный брак». ).
No one had ever heard her sing; her muteness had called forth the wildest explanations.
Никто никогда не слыхал, чтобы она пела, и подобное безгласие порождало странные толки.
скачать в HTML/PDF
share