6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 180 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

He will make us all rich together, or he is a flunkey, and devoid of all decent feeling."
Чтобы не сойти за лакея или же за человека бессердечного, он всех нас должен сейчас обогатить.
"Oh, Raphael dear, I should like a set of pearl ornaments!"
Euphrasia exclaimed.
— Ах, миленький Рафаэль, я хочу жемчужный убор! — вскричала Евфрасия.
"If he has any gratitude in him, he will give me a couple of carriages with fast steppers," said Aquilina.
— Если он человек благородный, он подарит мне две кареты и отличных, быстрых лошадей, — сказала Акилина.
"Wish for a hundred thousand a year for me!"
— Пожелайте мне сто тысяч ливров дохода!
"Indian shawls!"
— Кашемировую шаль!
"Pay my debts!"
— Заплатите мои долги!
"Send an apoplexy to my uncle, the old stick!"
— Нашлите апоплексию на моего дядюшку, отчаянного скрягу!
"Ten thousand a year in the funds, and I'll cry quits with you, Raphael!"
— Рафаэль, десять тысяч ливров дохода — и мы с тобой в расчете.
"Deeds of gift and no mistake," was the notary's comment.
— Сколько же здесь дарственных! — вскричал нотариус.
"He ought, at least, to rid me of the gout!"
— Он во что бы то ни стало должен вылечить меня от подагры!
"Lower the funds!" shouted the banker.
— Сделайте так, чтобы упала рента! — крикнул банкир.
These phrases flew about like the last discharge of rockets at the end of a display of fireworks; and were uttered, perhaps, more in earnest than in jest.
Как искры из огненного фонтана, завершающего фейерверк, посыпались эти фразы.
И все эти яростные желания выражались скорее всерьез, чем в шутку.
"My good friend," Emile said solemnly,
"I shall be quite satisfied with an income of two hundred thousand livres.
Please to set about it at once."
— Милый мой друг, — с важным видом заговорил Эмиль, — я удовольствуюсь двумястами тысячами ливров дохода, — будь добр, сделай мне такую милость.
"Do you not know the cost, Emile?" asked Raphael.
— Эмиль, — сказал Рафаэль, — ведь ты же знаешь, какой ценой это дается!
"A nice excuse!" the poet cried; "ought we not to sacrifice ourselves for our friends?"
— Вот так оправдание! — вскричал поэт. 
— Разве мы не должны жертвовать собою ради друзей?
"I have almost a mind to wish that you all were dead," Valentin made answer, with a dark, inscrutable look at his boon companions.
— Я готов всем вам пожелать смерти! — отвечал Валантен, окинув гостей взором мрачным и глубоким.
"Dying people are frightfully cruel," said Emile, laughing.
— Умирающие зверски жестоки, — со смехом сказал Эмиль. 
"You are rich now," he went on gravely; "very well, I will give you two months at most before you grow vilely selfish.
— Вот ты богат, — добавил он уже серьезно, — и не пройдет двух месяцев, как ты станешь гнусным эгоистом.
You are so dense already that you cannot understand a joke.
Ты уже поглупел, не понимаешь шуток.
You have only to go a little further to believe in your Magic Skin."
Не хватает еще, чтобы ты поверил в свою шагреневую кожу…
Raphael kept silent, fearing the banter of the company; but he drank immoderately, trying to drown in intoxication the recollection of his fatal power.
Рафаэль, боясь насмешек, хранил молчание в этом сборище, пил сверх меры и напился допьяна, чтобы хоть на мгновение забыть о губительном своем могуществе.
III. THE AGONY
III. АГОНИЯ
In the early days of December an old man of some seventy years of age pursued his way along the Rue de Varenne, in spite of the falling rain.
He peered up at the door of each house, trying to discover the address of the Marquis Raphael de Valentin, in a simple, childlike fashion, and with the abstracted look peculiar to philosophers.
В первых числах декабря по улице Варен шел под проливным дождем семидесятилетний старик; поднимая голову у каждого особняка, он с наивностью ребенка и самоуглубленным видом философа разыскивал, где живет маркиз Рафаэль де Валантен.
скачать в HTML/PDF
share