6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 225 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

He admired the cast-iron beams, as one might call them, and the twin bars of steel coupled together with indestructible bolts.
Его поразила толщина чугунных досок и железные стойки, соединенные несокрушимой подушкой.
"If you were to give seven rapid turns to that crank," said Spieghalter, pointing out a beam of polished steel, "you would make a steel bar spurt out in thousands of jets, that would get into your legs like needles."
— Если вы быстро повернете семь раз вот эту рукоятку, — сказал Шпигхальтер, показывая на балансир из полированного железа, — то стальная доска разлетится на множество осколков, и они вопьются вам в ноги, как иголки.
"The deuce!" exclaimed Raphael.
— Черт возьми! — вскричал Рафаэль.
Planchette himself slipped the piece of skin between the metal plates of the all-powerful press; and, brimful of the certainty of a scientific conviction, he worked the crank energetically.
Планшет собственноручно сунул шагреневую кожу между двумя досками всемогущего пресса и, проникнутый тою уверенностью, которую придает научное мировоззрение, живо повернул рукоять балансира.
"Lie flat, all of you; we are dead men!" thundered Spieghalter, as he himself fell prone on the floor.
— Ложитесь все, иначе убьет! — неожиданно крикнул Шпигхальтер и сам бросился на пол.
A hideous shrieking sound rang through the workshops.
В мастерской послышался пронзительный свист.
The water in the machine had broken the chamber, and now spouted out in a jet of incalculable force; luckily it went in the direction of an old furnace, which was overthrown, enveloped and carried away by a waterspout.
Вода, находившаяся в машине, проломила чугун, хлынула со страшной силой, но, к счастью, устремилась на старый горн, который она опрокинула, перевернула, скрутила винтом, подобна тому, как смерч обвивается вокруг какого-нибудь дома и уносит его с собой.
"Ha!" remarked Planchette serenely, "the piece of skin is as safe and sound as my eye.
— Ого! — хладнокровно заметил Планшет. 
— Шагрень цела и невредима!
There was a flaw in your reservoir somewhere, or a crevice in the large tube——"
Господин Шпигхальтер, вероятно, была трещина в чугуне или же скважина в большой трубе?
"No, no; I know my reservoir.
— Нет, нет, я знаю свой чугун.
The devil is in your contrivance, sir; you can take it away," and the German pounced upon a smith's hammer, flung the skin down on an anvil, and, with all the strength that rage gives, dealt the talisman the most formidable blow that had ever resounded through his workshops.
Берите, сударь, эту штуку, в ней сидит черт!
Немец схватил кузнечный молот, бросил кожу на наковальню и с той силой, которую придает гнев, нанес талисману самый страшный удар, какой когда-либо раздавался в его мастерских.
"There is not so much as a mark on it!" said Planchette, stroking the perverse bit of skin.
— На ней и следа не осталось! — воскликнул Планшет, поглаживая непокорную шагрень.
The workmen hurried in.
Сбежались рабочие.
The foreman took the skin and buried it in the glowing coal of a forge, while, in a semi-circle round the fire, they all awaited the action of a huge pair of bellows.
Подмастерье взял кожу и бросил ее в каменноугольную топку горна.
Выстроившись полукругом возле огня, все с нетерпением ожидали действия огромных мехов.
Raphael, Spieghalter, and Professor Planchette stood in the midst of the grimy expectant crowd.
Рафаэль, Шпигхальтер и профессор стояли в центре притихшей черной толпы.
Raphael, looking round on faces dusted over with iron filings, white eyes, greasy blackened clothing, and hairy chests, could have fancied himself transported into the wild nocturnal world of German ballad poetry.
Глядя на эти сверкавшие белки глаз, на эти лица, испачканные опилками железа, на черную и лоснящуюся одежду, на волосатые груди, Рафаэль мысленно перенесся в ночной фантастический мир немецких баллад.
скачать в HTML/PDF
share