6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 23 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

A muffled clatter of the windows followed; it was a bat, he fancied, that had given him this chilly sepulchral caress.
Чуть слышным звоном отозвались стекла, и он подумал, что эта холодная, пахнувшая могильными тайнами ласка исходила от летучей мыши.
He could yet dimly see for a moment the shapes that surrounded him, by the vague light in the west; then all these inanimate objects were blotted out in uniform darkness.
Еще одно мгновение при расплывающихся отблесках заката он неясно различал окружавшие его призраки; затем весь этот натюрморт был поглощен сплошным мраком.
Night and the hour of death had suddenly come.
Ночь — час, назначенный им для смерти, — наступила внезапно.
Thenceforward, for a while, he lost consciousness of the things about him; he was either buried in deep meditation or sleep overcame him, brought on by weariness or by the stress of those many thoughts that lacerated his heart.
После этого в течение некоторого времени он совершенно не воспринимал ничего земного — потому ли, что погрузился в глубокое раздумье, потому ли, что на него напала сонливость, вызванная утомлением и роем мыслей, раздиравших ему сердце.
Suddenly he thought that an awful voice called him by name; it was like some feverish nightmare, when at a step the dreamer falls headlong over into an abyss, and he trembled.
He closed his eyes, dazzled by bright rays from a red circle of light that shone out from the shadows.
In the midst of the circle stood a little old man who turned the light of the lamp upon him, yet he had not heard him enter, nor move, nor speak.
Вдруг ему почудилось, что некий грозный голос окликнул его, и он вздрогнул, как если бы среди горячечного кошмара его бросили в пропасть» Он закрыл глаза: лучи яркого света ослепляли его; он видел, как где-то во мраке загорелся красноватый круг, в центре которого находился какой-то старичок, стоявший с лампою в руке и направлявший на него свет.
Не слышно было, как он вошел; он молчал и не двигался.
There was something magical about the apparition.
В его появлении было нечто магическое.
The boldest man, awakened in such a sort, would have felt alarmed at the sight of this figure, which might have issued from some sarcophagus hard by.
Даже самый бесстрашный человек, и тот, наверное, вздрогнул бы со сна при виде этого старичка, вышедшего, казалось, из соседнего саркофага.
A curiously youthful look in the unmoving eyes of the spectre forbade the idea of anything supernatural; but for all that, in the brief space between his dreaming and waking life, the young man's judgment remained philosophically suspended, as Descartes advises.
He was, in spite of himself, under the influence of an unaccountable hallucination, a mystery that our pride rejects, and that our imperfect science vainly tries to resolve.
Необычайный молодой блеск, оживлявший неподвижные глаза у этого подобия призрака, исключал мысль о каком-нибудь сверхъестественном явлении; все же в тот краткий промежуток, что отделил сомнамбулическую жизнь от жизни реальной, наш незнакомец оставался в состоянии философского сомнения, предписываемого Декартом, и помимо воли подпал под власть неизъяснимых галлюцинаций, тайны которых либо отвергает наша гордыня, либо тщетно изучает беспомощная наша наука.
Imagine a short old man, thin and spare, in a long black velvet gown girded round him by a thick silk cord.
Представьте себе сухонького, худенького старичка, облаченного в черный бархатный халат, перехваченный толстым шелковым шнуром.
His long white hair escaped on either side of his face from under a black velvet cap which closely fitted his head and made a formal setting for his countenance.
На голове у него была бархатная ермолка, тоже черная, из-под которой с обеих сторон выбивались длинные седые пряди; она облегала череп, резкой линией окаймляя лоб.
скачать в HTML/PDF
share