6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 24 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

His gown enveloped his body like a winding sheet, so that all that was left visible was a narrow bleached human face.
Халат окутывал тело наподобие просторного савана — видно было только лицо, узкое и бледное.
But for the wasted arm, thin as a draper's wand, which held aloft the lamp that cast all its light upon him, the face would have seemed to hang in mid air.
Если бы не костлявая, похожая на палку, обернутую в материю, рука, которую старик вытянул, направляя на молодого человека весь свет лампы, можно было бы подумать, что это лицо повисло в воздухе.
A gray pointed beard concealed the chin of this fantastical appearance, and gave him the look of one of those Jewish types which serve artists as models for Moses.
Борода с проседью, подстриженная клинышком, скрывала подбородок этого странного существа, придавая ему сходство с теми еврейскими головами, которыми как натурой пользуются художники, когда хотят изобразить Моисея.
His lips were so thin and colorless that it needed a close inspection to find the lines of his mouth at all in the pallid face.
Губы были столь бесцветны, столь тонки, что лишь при особом внимании можно было различить линию рта на его белом лице.
His great wrinkled brow and hollow bloodless cheeks, the inexorably stern expression of his small green eyes that no longer possessed eyebrows or lashes, might have convinced the stranger that Gerard Dow's
"Money Changer" had come down from his frame.
Высокий морщинистый лоб, щеки, поблекшие и впалые, неумолимая строгость маленьких зеленых глаз, лишенных бровей и ресниц, — все это могло внушить незнакомцу мысль, что вышел из рамы Взвешиватель золота, созданный Герардом Доу.
The craftiness of an inquisitor, revealed in those curving wrinkles and creases that wound about his temples, indicated a profound knowledge of life.
Коварство инквизитора, изобличаемое морщинами, которые бороздили его щеки и лучами расходились у глаз, свидетельствовало о глубоком знании жизни.
There was no deceiving this man, who seemed to possess a power of detecting the secrets of the wariest heart.
Казалось, человек этот обладает даром угадывать мысли самых скрытных людей и обмануть его невозможно.
The wisdom and the moral codes of every people seemed gathered up in his passive face, just as all the productions of the globe had been heaped up in his dusty showrooms.
Знакомство с нравами всех народов земного шара и вся их мудрость сосредоточивались в его холодной душе, подобно тому, как произведениями целого мира были завалены пыльные залы его лавки.
He seemed to possess the tranquil luminous vision of some god before whom all things are open, or the haughty power of a man who knows all things.
Вы прочли бы на его лице ясное спокойствие всевидящего бога или же горделивую мощь все видевшего человека.
With two strokes of the brush a painter could have so altered the expression of this face, that what had been a serene representation of the Eternal Father should change to the sneering mask of a Mephistopheles; for though sovereign power was revealed by the forehead, mocking folds lurked about the mouth.
Живописец, придав ему соответствующее выражение двумя взмахами кисти, мог бы обратить это лицо в прекрасный образ предвечного отца или же в глумливую маску Мефистофеля, ибо на его лбу запечатлелась возвышенная мощь, а на устах — зловещая насмешка.
He must have sacrificed all the joys of earth, as he had crushed all human sorrows beneath his potent will.
Обратив в прах при помощи своей огромной власти все муки человеческие, он, по-видимому, убил и земные радости.
The man at the brink of death shivered at the thought of the life led by this spirit, so solitary and remote from our world; joyless, since he had no one illusion left; painless, because pleasure had ceased to exist for him.
Умирающий вздрогнул, почувствовав, что этот старый гений обитает в сферах, чуждых миру, и живет там один, не радуясь, ибо у него нет больше иллюзий, не скорбя, ибо он уже не ведает наслаждений.
скачать в HTML/PDF
share